ДЛЯ ДРУЗЕЙ РУССКОЙ МУЗЫКИ

Событие в Гамбурге


Текст: Е. Штейнберг

14 марта в культурной жизни нашего города произойдет примечательное событие: в одном из известных учебных заведений мегаполиса, Интернациональной музыкальной академии имени Альфреда Шнитке, будет торжественно открыта Русская музыкальная библиотека.

Обширное собрание книг о музыке, нот, грампластинок и дисков передал в дар Академии живущий в Гамбурге видный ученый и музыкальный критик, заслуженный деятель искусств России, заслуженный деятель польской культуры, почетный член Санкт-Петербургского филармонического общества, профессор Михаил Григорьевич Бялик. Корреспондент нашего журнала встретился с маститым музыковедом и задал ему ряд вопросов.

       – Глубокоуважаемый профессор, редакции стало известно, что открытие библиотеки совпадает со знаменательной датой Вашей жизни. Обычно юбиляры получают подарки, Вы же, выходит, делаете подарок другим?

       – Да, накануне, 13 марта, мне исполнится – страшно вымолвить – 85. То, что я оказался долгожителем, при этом адекватно — как мне кажется — реагирую на происходящее и никому не в тягость, считаю заслугой замечательной германской медицины, за что ей очень признателен. Что же касается подарков, то мне всегда было приятнее преподносить их, чем получать.

– Когда Вы начали собирать библиотеку по специальности?

– Очень давно, во время Отечественной войны. Мои детство и юность прошли в Киеве, городе, к которому из-за происходящих там драматических событий приковано нынче внимание всего мира. Когда началась война, мне было 12 лет. Отец, врач, был мобилизован и с госпиталем направлен в Сибирь. Там я продолжил начатые раньше занятия музыкой, и тогда отец, заядлый библиофил, взамен своей библиотеки, погибшей в оккупированном фашистами Киеве, стал собирать для меня книги по искусству. Позднее, переехав в Ленинград, я продолжил начатое им. Так что, собираю более 70 лет. Мое собрание оказалось среди подобных частных библиотек-фонотек едва ли не самым полным. Много лет я преподавал в Ленинградской–Петербургской консерватории и Театральной академии, сотрудничал как критик со многими журналами и газетами (что продолжпаю и ныне), активно участвовал в работе творческих союзов – композиторов (одно время в должности секретаря Союза композиторов России), журналистов, театральных деятелей. Моя библиотека всегда была необходимым подспорьем не только для меня, но и для моих учеников и коллег.

      – Не было ли у Вас намерения передать свою коллекцию одному из культурных учреждений России?

– Когда умирали мои коллеги, консерваторские профессора, их семьи обращались к руководству этого ВУЗа, в творческие организации и книгохранилища с просьбой принять в дар доставшиеся им собрания. И получали отказ: «Почти все, имеющееся у вас, есть и у нас, а места, чтобы хранить лишнее, нет». В СССР книжно-нотных издательств было лишь два, и, выпуская продукцию, они должны были отправлять обязательный экземпляр во все профильные библиотеки. Так что основной книжный состав библиотек, действительно, совпадал. Продать частные собрания не удавалось: книга перестала быть товаром, за которым охотятся. Молодые специалисты рассчитывают на Интернет и собирательством не занимаются. Увы, некоторые раритеты, прежде принадлежавшие моим коллегам, находили потом на свалках…

      – Почему Ваш выбор пал на Академию имени Альфреда Шнитке? Были ли Вы знакомы с замечательным композитором, чье творчество стало достоянием и русской, и немецкой культур?

– Я хорошо знал Шнитке. Мы бывали друг у друга дома. Когда в Петербурге устраивались авторские вечера Альфреда, я всегда был, как теперь говорят, их модератором. Он, мне кажется, относился ко мне с доверием, я же преклонялся перед ним как талантливейшим художником и изумительным человеком. То, что учебное заведение носит имя выдающегося композитора, и там постоянно звучит его музыка, то, что оно находится под патронатом Ирины Шнитке, его жены  и замечательной пианистки, и Марка Лубоцкого, друга и первого исполнителя его скрипичных сочинений, конечно же, расположило меня к Академии.

Здесь я должен особо сказать еще об одном человеке. Это основатель и многолетний руководитель Академии имени Шнитке Хольгер Лампсон (памяти которого посвящена в этом журнале отдельная статья).      Лейтмотивом всей его многогранной деятельности было способствовать распространению русской музыки в Германии и немецкой — в России. Когда я сказал Хольгеру о желании  передать академии свои библиотеку и фонотеку, он воспринял мою инициативу с энтузиазмом. И сразу же приступил к ее реализации.  

—                Но перевезти  с берегов Невы на берега Альстера столь объемистое собрание книг, нот, звукозаписей оказалось, наверное, делом достаточно затруднительным?

—                 Невероятно сложным! Во много раз более трудным, чем мы себе представляли. Дело в том, что в России действовало множество нелепых закостенелых таможенных ограничений, сохранявшихся с советских времен. Так, через границу пропускали только книги и журналы, изданные за последние 50 лет (речь, разумеется, идет о ходовых публикациях, а не о редких изданиях, представляющих собой ценность как национальное достояние). То есть, комплект журнала за 1964 год можно было вывезти, а за 1963 — нельзя.

Когда Хольгер в Санкт-Петербурге обратился в таможню, ему велели прежде, чем вопрос будет рассматриваться, представить не только название и полные издательские данные каждого тома, каждой брошюры, но и их объем и вес! А книг в собрании – тысяч десять!

К счастью, времена меняются, правила пересматриваются. В Питере появилась немецкая фирма, связанная с Германским генеральным консульством, с одной стороны, и таможней, с другой. Сотрудники этой фирмы взяли на себя контроль, упаковку и доставку библиотеки. Лампсон сумел раздобыть немалые финансовые средства для транспортировки груза, заручившись  поддержкой Управления культуры Гамбурга. Он купил большие красивые белые шкафы, и в них разместилось собрание, заняв одну из студий прекрасного особняка в Альтоне, где находится Академия имени Шнитке.

Лампсон утвердил дату открытия библиотеки и занимался подготовкой к церемонии. И вдруг – тяжкая болезнь (скоротечная меланома) сразила его.  Он угас – для всех внезапно – в последний день января. Его смерть стала потрясением для многочисленных друзей, сотрудников, учеников…

Ни о каком грядущем торжестве мне не хотелось думать. Но минуло несколько недель, и я узнал, что питомцы и единомышленники Лампсона – вместе с ними и его жена Ольга Городкова– объединились, чтобы совместными усилиями продолжить дело, которому он отдал жизнь, сохранить Академию и, прежде всего, выполнить намеченные им планы. В этих обстоятельствах я согласился принять участие в открытии Русской музыкальной библиотеки.

Не могли ли бы Вы, хоть в общих чертах, рассказать о тематике содержащихся в библиотеке книг?

– Большинство книг – на русском языке и посвящено музыке России, народной, классической и современной. Есть и книги на немецком, английском и других языках. Особую часть библиотеки составляют справочные издания, энциклопедии, словари. Что же касается круга тем, разрабатываемых в книгах, то он – необъятный. Издания объединяются в крупные разделы: музыкальная эстетика, история музыки, теория музыки – в ее подразделениях (гармония, полифония, инструментовка, анализ), музыка в ее связях с литературой, с изобразительными искусствами, с точными науками. Значительная часть собрания посвящена музыкальному театру – опере, балету, оперетте, мюзиклу. Еще один раздел – концертное исполнительство, и тут – множество монографий о жизни и творчестве крупных дирижеров, солистов-инструменталистов и певцов. Имеется и немало публикаций  о джазе, рок-музыке, эстраде. Специальная часть собрания – книги о музыке для детей и педагогическая литература.

– Библиотекой будут, видимо, пользоваться студенты и педагоги Академии имени Шнитке. А прочие заинтересованные люди будут в нее допущены?

– Об этом нужно будет справиться у новых хозяев библиотеки —  руководства Академии. Мне хотелось бы, чтобы к хранящимся там материалам имели свободный доступ, прежде всего, исследователи русской музыки, как нынешнего, так и будущих поколений. Ну и все интересующиеся предметом. Ведь в Германии, как и во всем мире, любовь к русской музыке и желание как можно лучше узнать ее воистину огромны. И с годами эта любовь, этот интерес не ослабевают – напротив, усиливаются!

Какова будет церемония открытия? Предполагается ли, помимо положенных приветствий, еще что-либо?

     – Да. Мы – молодая певица Виктория Мун, одна из лучших выпускниц Академии, и я в качестве аккомпаниатора – готовим небольшой концерт из вокальных сочинений Танеева. Сергей Иванович Танеев, выдающийся композитор и ученый-музыковед, любимый ученик Чайковского, друг Толстого, недостаточно известен в Германии. Его романсы, среди которых – шедевры высочайшей пробы, крайне редко исполняются и в России. Предполагаю, что для специалистов и меломанов они станут приятным открытием. Ну, а затем, надеюсь, мы не преминем осушить бокал-другой шампанского!

 

 

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




2 комментария к “ДЛЯ ДРУЗЕЙ РУССКОЙ МУЗЫКИ”

  1. В культурной жизни Гамбурга 14 МАРТА 2014 г. произойдёт замечательное событие: в Интернациональной музыкальной академии им. А. Шнитке будет торжественно открыта Русская музыкальная библиотека,переданная в дар городу заслуженным деятелем польской культуры, почётным членом Филармонического общества Санкт-Петербурга профессором Бяликом М.Г..Это событие совпадает с 85-летием профессора.Поздравляем его с замечательной датой!

  2. АШКЕНАЗИ И ДАВИДОВНА 18. Янв, 2015 около 14:56

    Уважаемые родственники, только сейчас обнаружила в интернете возможность написать вам. Была бы счастлива получить хоть пару строчек. Ирина.