Забытый король

Имя на карте Гамбурга


Текст: Андрей Нелидов

Фото:  интернет

Max-Emden-Weg – так с недавних пор называется короткая улочка у Ботанического сада. Теперь уже мало кто помнит о человеке, в честь которого она названа. Сегодня мы расскажем вам об этом гамбургском предпринимателе, изгнанном из родной страны в годы нацизма.

Новый топоним появился на карте города благодаря пенсионеру, доктору медицины Йоахиму Винкельману. Это он годами изучал архивные данные и боролся за то, чтобы имя уроженца Гамбурга не было окончательно предано забвению и осталось в памяти нынешних жителей города хотя бы в виде таблички с названием улицы.
Макс Эмден (Max James Emden) «провинился» перед третьим рейхом своим еврейским происхождением. Многие за одно лишь это попали в концлагеря и газовые печи,  а ему повезло остаться в живых: у него просто «отжали» бизнес и вынудили покинуть родину. Он входил в число тех немногих евреев, кто вовремя уехал из Германии, провел остаток жизни в комфорте и умер своей смертью в собственной постели. Не совершив ничего героического, он тем не менее многое сделал для нашего города и стал частью его истории.

Биография рода Эмденов уходит корнями в средневековый Франкфурт-на-Майне, а гамбургский ее отрезок начинается в конце XVIII века. Йоахиму Винкельману удалось обнаружить в городской адресной книге 1794 года упоминание о двух принадлежащих Эмденам лавках на Mönkendamm и Zeughausmarkt. В 1823 году в Гамбурге появилась компания «Max J. Emden & Söhne», специализировавшаяся на торговле текстилем. Именно ее капиталы и предстояло унаследовать отпрыску богатой купеческой семьи, родившемуся 140 лет назад – 28 октября 1874 года.

Якоб Эмден и его супруга Матильда назвали сына Максом – в честь деда. Мальчик рос в богатом доме в престижном районе Харвестехуде и благодаря успешному отцовскому бизнесу с детства ни в чем не знал отказа. Он учился в Wilhelm-Gymnasium и одновременно вникал в семейные торговые дела, познавая на практике основополагающие законы прибыльной экономики.

После окончания школы Макс перешел в евангелическую веру. Возможно, его религиозные взгляды тут были вообще ни при чем , просто статус христианина позволял обойти многие ограничения, существовавшие в то время для евреев. Например, в сфере высшего образования. Так Эмден искал собственный путь в профессии, не связанной с торговлей, – изучал химию и минералогию в Гейдельберге, Женеве, Цюрихе и Лейпциге, даже написал докторскую диссертацию. Срочную службу в армии проходил в 1-м лейб-гусарском полку в Данциге. В 30-летнем возрасте ему пришлось взять на себя руководство частью отцовского бизнеса – гамбургским магазином на Rödingsmarkt 64–66. И в качестве предпринимателя Макс Эмден оказался достойным преемником своих успешных родственников.

Даже более того – через несколько лет он возглавил все семейное предприятие, существенно увеличил его активы и вывел на международный уровень. Ему принадлежали солидные торговые дома в Гамбурге (Poetsch), Стокгольме (Allas), Вандсбеке (Petersen), Будапеште (Corvin) и Мюнхене (Oberpollinger). Компания Эмдена была совладелицей существующего по сей день берлинского универмага KaDeWe. Положение некоронованного короля торговли приносило ему миллионные прибыли даже в трудные для экономики Германии 20-е годы.

Он увеличивал состояние за счет грамотных инвестиций в недвижимость, скупая здания и земельные участки, а затем сдавая их в аренду. Ему, в частности, принадлежала территория, на которой сегодня расположены Ботанический сад и гамбургский поло-клуб. Макс был страстным поклонником поло и гольфа, это на его средства построено административное здание клуба, так что появление улицы Эмдена именно в этом районе вполне оправданно.

Max-Emden-Mausi-Kluth

У Макса было чутье талантливого предпринимателя, которое не раз выручало его в делах. А вот распространялось ли это чутье на другие сферы его жизни, трудно сказать определенно. Но в конце 20-х годов он проявил себя весьма дальновидным человеком, продав большинство своих магазинов на территории Германии своему конкуренту Рудольфу Карштадту – владельцу сети универмагов Karstadt. С учетом того, что мы знаем сегодня, это был на редкость своевременный шаг.

С того времени Эмден стал понемногу отходить от предпринимательской деятельности на родине и готовить себе «запасной аэродром» в Швейцарии. Однажды он гостил у друзей на озере Маджоре, и оно так понравилось ему, что вскоре Макс купил здесь целый архипелаг Бриссаго – несколько маленьких островков. На самом крупном из них он построил себе роскошную виллу и заложил основы прекрасного ботанического сада, который сейчас является гордостью кантона Тичино. С 1933 года Эмден, получивший швейцарское гражданство, жил, как правило, на своей вилле, нередко принимая именитых гостей, среди которых были и такие известные личности, как писатель Эрих-Мария Ремарк.

Тем временем в Германии собственность Макса постепенно переходила в руки новых – арийских – владельцев. Шантажу нацистских властей он противостоять не мог. В 1935 году Эмден вынужден был уступить Альтоне принадлежащий ему земельный участок в районе Ботанического сада, причем по бросовой цене. Его загородный дом Sechslinden, где сегодня находится Jenisch-Gymnasium, просто конфисковали как еврейскую собственность. Поскольку Макс привык жить на широкую ногу и не особенно считался с расходами, его состояние понемногу таяло. И однажды настал день, когда Эмдену пришлось распродавать свою богатую коллекцию изобразительного искусства.

В ней, кстати, было немало картин знаменитых художников, в том числе Винсента ван Гога, Пьера-Огюста Ренуара, Клода Моне. На одном из полотен немецкого импрессиониста Макса Либермана можно было увидеть и самого Эмдена. Проданные владельцем работы венецианского художника Бернардо Беллотто позднее оказались в личной коллекции Адольфа Гитлера, причем две из них, несмотря на требования реституции, до сих пор находятся не у наследников прежнего владельца, а в государственной собственности ФРГ.

Макс Эмден ушел из жизни в июне 1940 года в результате инфаркта. В гамбургский период своей жизни он был женат на Конкордии Гертруде Хелене Штернберг, родившейся в Чили и вернувшейся туда после их развода. Позже к матери с трудом удалось вырваться из нацистской Германии их сыну Хансу-Эриху. Сейчас в Южной Америке живет внук Эмдена – Хуан Карлос. Интересно, что двое из его четверых детей вернулись на родину прадеда. Семья безуспешно борется за хотя бы частичную компенсацию той несправедливости, которая много лет назад была проявлена в отношении Макса Эмдена. Увы, пока такой компенсацией можно считать лишь появление в Гамбурге улицы его имени.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!