Гамбург — жертва экономических санкций


Текст: Юрий Одессер

После нескольких столетий благополучной жизни Гамбург впервые попал в полосу тяжелых потрясений, вызванных наполеоновскими войнами.  Город был два раза оккупирован французскими войсками, стал жертвой экономического кризиса. Всегда нейтральный, он оказался частью Французской империи и был превращен в военную крепость.

Козаки пересекают Эльбу. 1814

 

Континентальная блокада

21 октября 1805 года в знаменитом Трафальгарском сражении адмирал Нельсон разгромил французский флот. Вместе с ним он похоронил надежды Наполеона высадиться в Англии и нанести ей серьезное поражение. Тогда император решил уничтожить своего главного врага экономическими санкциями – любая торговля с Англией и ее колониями была запрещена.

Для проведения запрета в действие был оккупирован весь север Германии. 19 ноября 1806 года французы заняли Гамбург, а еще через два дня была объявлена континентальная блокада. В гамбургском порту стали на прикол корабли, многие предприятия лишились сырья. Экономика города замерла. Появились толпы безработных.  Многие состоятельные жители покинули город. Особенно страдали малоимущие: одни вышли на улицы с протянутой рукой, другие стали промышлять на большой дороге. Лишенные работы служанки зарабатывали на пропитание проституцией.

Контрабанда наказывалась смертью, но доведенные до крайности гамбуржцы все равно занимались этим опасным промыслом. Они давали взятки французским чиновникам или использовали в качестве курьеров детей, которых драконовские законы не касались. Контрабандисты пустились во все тяжкие – из датской Альтоны прибывали катафалки с контрабандой в гробах, шли пешком «беременные» с кофейными зернами и специями под платьями. Многие торговцы не могли приспособиться и разорялись, но некоторые, даже солидные ганзеаты, по-крупному подкупали таможенников и наживали себе состояния.

Чтобы закрыть все пути контрабанде, Наполеон приказал изъять и уничтожить все хранившиеся в Гамбурге английские товары на огромную сумму в 1 млн. франков. Полиция в поисках запрещенных товаров производила обыски складов и жилищ. Купцы пытались прятать свои товары у знакомых. Тогда французы создали невиданную у  нас раньше организацию – тайную полицию (творение гения сыска Фуше). Город наводнили шпионы. Проводились повальные обыски, при которых незаконно изымались также и неанглийские товары.

В ответ на жалобы глава французской администрации генерал Компану отвечал: «Платите! Вам от этого не уйти!». Сжигались «вражеские» товары на Грасброке. Согнанные на «аутодафе» горожане с горечью наблюдали, как горят их товары, среди которых, однако, было много мешков с соломой. Сами же товары жуликоватые французские чиновники сбывали на сторону. Французский посланник в Гамбурге Бурьенн нажил на этом огромное состояние.

Англичане ввозили к нам товары  под флагом нейтральных США, поэтому в 1810 году Наполеон приказал наложить на все импортные товары «сверхналог» в 50%. Кроме того, город должен был содержать оккупационные войска и поставлять во французскую армию рекрутов (из которых мало кто вернулся из похода на Россию).

Для проведения своей жесткой политики император в начале 1811 года приказал присоединить весь север Германии к Французской империи. Здесь был образован военный округ, штаб-квартира которого находилась в Гамбурге. Город также стал столицей департамента «Устье Эльбы» («Elbmündung»), включавшего низовье Эльбы и Любек.  Так продолжалось чуть больше двух лет. Это был единственный период в длительной истории нашего города, когда он был административным центром окружающих земель.

Гамбург  включили в наполеоновскую вертикаль власти. Совет распустили, а вместо парламента («Бюргершафта») был учрежден муниципалитет. Главой города стал мэр. Демократические процедуры отменили, все чиновники назначались высшестоящими начальниками. В Гамбурге, как и на всех присоединенных к империи немецких территориях, ввели французское законодательство. Его основными элементами были знаменитый Кодекс Наполеона и суд присяжных. Кодекс, разделивший исполнительную власть и суды, утверждал гражданское равенство, неприкосновенность частной собственности. Он стал основой европейской правовой системы.

Эйфория и страх смертельный

Когда к Рождеству 1812 года остатки «Великой армии» Наполеона возвращались во Францию (30 тыс. из первоначальных 600 тыс. человек), гарнизон Гамбурга присоединился к ним. Французское руководство, да и состоятельные горожане, стали опасаться беспорядков со стороны озлобленных бедняков. Бунт не заставил себя долго ждать.  24 февраля контрабандисты, поддержанные толпой, избили таможенников и растащили на дрова имперские гербы (гамбуржцы называли их «стервятниками»). Начались грабежи. Для наведения порядка мэр и начальник полиции (оба немцы) создали гражданскую гвардию — Bürgerwache – из 500 горожан. Гамбуржцы получили оружие. Весьма интересен руководящий состав гвардии: командующий – писатель, командиры пяти подразделений: книгоиздатель, юрист, два купца и кровельщик.

В начале марта стало известно о приближении к городу казаков во главе с полковником Теттенборном. Полковник, уроженец Тюбингена, раньше служил в австрийской армии, а потом перешел в русскую. Проявил он себя смелым и толковым офицером. Но Теттенборн испытывал финансовые трудности. Узнав, что французы покидают Гамбург, он решил разжиться у богатых ганзейцев. С 600 казаками и отрядом немецких ополченцев из 900 солдат он в начале марта 1813 года пошел на город.

Очевидцы описывали небывалый восторженный прием казаков в Гамбурге 18 марта 1813 года. Жители приветствовали освободителей, выстроившись по обеим сторонам дороги уже в километре от города. Перед воротами три девушки в белом увенчали Теттенборна венком и вручили ему ключ от города.

В самом городе все улицы, дворы и сады были запружены народом. Звонили в колокола, тысячи жителей не переставая кричали «ура». Дамы осыпали казаков цветами, летели вверх шапки, люди обнимались и плакали, пъяные от счастья. На главных улицах поставили бюсты царя Александра, увенчанные лавровыми венками. Перед каждым бюстом Теттенборн кричал «ура», поддержанное горожанами, которые  извлекли его из коляски и на руках внесли в отведенный ему дом. Казаков усадили за вынесенные на улицу столы и потчевали ганзейскими блюдами: соленой и копченой селедкой, яйцами, ну и, конечно, водкой. Праздник в городе продолжался заполночь. Иллюминация на улицах, балы, театрализованные представления. На местах, где раньше висели французские гербы, теперь прикрепили – нет, не гамбургские, а царские гербы!

Вновь собрались Совет и «Бюргершафт» города. По просьбе Теттенборна они присвоили ему — первому — звание почетного гражданина Гамбурга (сейчас их 35). Кроме того, Сенат предложил выполнить любое его пожелание – как награду за бескровное освобождение города. Теттенборн назвал огромную сумму  — 100 тыс. талеров. Члены Совета были в шоке, однако находившийся в эйфории «Бюргершафт» даже удвоил сумму.

Город жил в счастливом угаре, но не забывал о деле – заработали в полную силу порт и предприятия. Однако после нескольких дней эйфории стали приходить отрезвляющие сообщения о продвижении к городу французских частей. Поползли слухи: «Если придут французы, они нас всех казнят!». По совету Теттенборна горожане стали готовиться к обороне города: укреплять городские валы, усиливать гражданскую гвардию. Был создан добровольческий Ганзейский легион из 6000 человек (часть из них прибыла из Любека), который должен был присоединиться к отряду Теттенборна. Легионеров одели в униформу, схожую с русской. Женщины Гамбурга готовы были взяться за оружие, но сначала занялись шитьем униформы для гвардейцев, а также знамен легиона (красный крест на белом фоне).

В конце апреля прибыли ружья из Англии. Но ожидаемые русские войска не появлялись. Теттенборн непрерывно праздновал в правительственном дворце. За взятие Гамбурга русское командование присвоило ему звание генерал-майора. Новоиспеченный генерал присвоил часть денег, собранных населением для легиона. Когда бургомистр возмутился, тот обещал упечь его в Сибирь. Казаки развлекались у костров на Юнгфернштиге.

Казаки-освободители производили на гамбуржцев двойственное впечатление. До сих пор историки пишут, что казаки мазали себе волосы маслом, предназначенным для еды, поедали фитили светильников и ели собачье мясо. Но главная проблема, мучившая жителей – этих казаков было очень мало, а к городу приближалась большая французская армия. Что произошло потом, мы расскажем в следующем номере.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!