Гамбуржец года. Неугомонный маэстро


Текст: Андрей Нелидов

Фото:  Wikipedia, www.jameslast.com

Молодежь уже понятия не имеет, кто это такой, а старшее поколение удивляется: разве этот «дедушка легкой музыки» еще жив? Конечно, жив – причем настолько, что в свои 85 совершает большое европейское турне, один из концертов которого прошел 26 марта в нашем городе.   

Для него это было, по сути, домашнее выступление, поскольку немецкий музыкант, известный всему миру под англоязычным псевдонимом Джеймс Ласт, уже 60 лет «прописан» в нашем городе. Друзья по-свойски зовут его Ханси, так как при рождении ему дали самое обычное имя – Hans Last. Было это 17 апреля 1929 года в Бремене. Он был в семье младшим, пятым, ребенком. Его отцу Луису не довелось стать профессиональным музыкантом, о чем тот, похоже, всегда жалел и в свободное от работы время с лихвой компенсировал недостаток музыкального образования своими природными данными, постоянно  выступая с любительскими ансамблями. По той же дорожке пошли и старшие братья Ханса – Роберт и Вернер. В такой атмосфере младшему просто невозможно было остаться вне музыки.

Отец обнаружил у последнего отпрыска недюжинные способности и хотел, чтобы сын получил соответствующее образование. Вот только не повезло парню со временем: его детство и юность пришлись на годы национал-социализма и войны. К 1943 году в Германии не осталось гражданских музыкальных училищ, поэтому пришлось пойти в военное. Так юный Ханс Ласт оказался в армейском музыкальном училище в Бюкебурге. Ему хотелось специализироваться на кларнете, но пришлось заниматься тубой и контрабасом. В программу занятий входило также фортепиано – играли только классику и, конечно, марши.

В апреле 1945 года училище закрыли. Одногодков Ханса, родившихся до 1 апреля, отправили в войска, а ему повезло вернуться домой в Бремен. Профессиональная карьера музыканта-недоучки началась уже после войны: с июня он играл на фортепиано и контрабасе в американском армейском клубе. Впрочем, сам Ласт не считал это настоящей работой. А вот место в танцевальном оркестре Бременского радио, которое он получил в конце года, устраивало его во всех отношениях. Наряду с основной работой он играл в небольшом ансамбле, где  находила выход его приверженность новому музыкальному увлечению – джазу.

В 1950 году популярный мужской журнал «Die Gondel» признал Ханса лучшим джаз-басистом года и затем подтверждал этот выбор еще дважды. По радио в то время нередко звучали записи «Andras Hartmann Trio», в составе которого Ласт играл со своим братом Робертом. На первом в ФРГ джазовом фестивале, состоявшемся в 1953 году во Франкфурте-на-Майне, он вошел в состав «German All Stars». Записи этого звездного ансамбля вышли на долгоиграющей пластинке, причем больше всего критики хвалили ритм-группу, представленную в том числе и басистом Ластом.

К тому времени он уже имел опыт аранжировщика и художественного руководителя ансамбля. Однажды ему предложили организовать для Бременского радио струнный оркестр. Так появился первый коллектив под его единоличным руководством, что отразилось даже в названии – Hans Last Orchester. Здесь музыкант впервые начал использовать возможности магнитофонной записи для обогащения оркестрового звучания инструментов. Но рамки Бременского радио, финансовые возможности которого были ограничены, вскоре стали тесны для Ханса. К тому же в 1955 году он женился, и молодые супруги перебрались в Гамбург, обосновавшись в районе Лангенхорн.

Ласт устроился басистом в танцевальный оркестр Nordwestdeutsche Rundfunk (впоследствии – Norddeutsche Rundfunk, NDR) и, кстати, одним из первых стал применять вместо привычного контрабаса электрическую бас-гитару одну из моделей фирмы Gibson. Одновременно он продолжал заниматься аранжировками, причем поначалу получал за каждую 150 марок – вдвое больше, чем в Бремене. Позднее этот тариф увеличился в три раза: как аранжировщик Ханс имел большой успех. Это открыло ему дорогу к саундтрекам в кинематографе, а в 1963 году вышли две первые долгоиграющие пластинки фирмы «Polydor» с оркестровыми записями Ласта.

Его музыкальный авторитет был к тому времени уже настолько высок, что NDR предложило ему пожизненную занятость. Он отказался, опасаясь, что эта работа ограничит рамки его творчества, и после десяти лет сотрудничества с компанией уволился фактически «в никуда». Хотя первые пластинки Ласта не принесли ему большой известности, он вдруг понял, что раньше явно недооценивал возможности грамзаписи.

«Polydor» проявил незаурядную дальновидность, предоставив ему единственному из своих клиентов — отдельный офис и секретаршу. Тогда же, 50 лет назад, фирма решила ориентироваться на международный рынок, предложив Ласту впредь именоваться Джеймсом. Трудно сказать, в этом ли было дело, но успех не заставил себя ждать. Ласт умудрялся выпускать по 12 альбомов в год. Оркестр много ездил в турне по разным странам и в 1972 году побывал даже в Советском Союзе, где его хорошо знали. За месяц музыканты выступили 20 раз — в Тбилиси, Ленинграде, Киеве и Москве.

К декабрю 1973 года во всем мире было продано уже более 80 млн пластинок с записями оркестра. Тогда же Ласт выпустил сотый золотой диск, оставив позади таких звезд, как Элвис Пресли (76 золотых дисков) и группа «Битлз» (58). Сейчас на счету маэстро 17 платиновых, 207 золотых и 11 серебряных дисков, а также 6 золотых кассет.

Оркестр Джеймса Ласта был настоящей фабрикой хитов для фирмы «Polydor», целых двадцать лет обеспечивая треть всех ее продаж в Германии. Но даже лучшие дни рано или поздно остаются позади. Новое руководство компании сделало ставку на более современные музыкальные направления: при переезде в новое здание Ласта оставили без офиса, а потом лишили и возможности работать в привычной студии в Ральштедте. Он получал все меньше денег на производство дисков, так что все труднее становилось держать высокий уровень качества. В итоге Джеймс Ласт предпочел перебраться во Флориду, где у него есть своя студия звукозаписи. Сейчас он живет фактически на два дома – в Палм-Биче и Гамбурге.

Зарабатывая в свое время огромные деньги, этот выдающийся аранжировщик, композитор и музыкальный продюсер так и не стал настоящим богачом. Его постоянно обманывали все кому не лень – от личного налогового консультанта до финансовых советников. С их помощью он покупал нефтяные буровые вышки, виноградники и хлопковые поля, которых порой вообще не существовало в природе. Чтобы рассчитаться с многочисленными долгами, ему пришлось взять кредит в гамбургской Sparkasse. И только накануне 70-летия Ласта его счета наконец вышли в плюс.

Он удостоен множества наград и почетных званий – немецких, зарубежных, международных. Самый свежий из таких фактов общественного признания датируется прошлым декабрем. Во время торжественной церемонии в отеле Atlantic Джеймсу Ласту вручили премию «Гамбуржец года» в категории «За жизненный вклад в музыкальное искусство». Учредила награду телекомпания «Hamburg 1», которая ежегодно определяет победителей в шести номинациях.

Последние два года, кстати, выдались для 85-летнего маэстро нелегкими: тяжелая болезнь потребовала вмешательства хирургов. Но Ласт недаром говорит, что лучшим лекарством для него всегда остается музыка. Сейчас он чувствует себя достаточно хорошо для участия в большом европейском турне из 24 концертов Non Stop Music. Он стартовал 22 марта в баварском Байройте, уже показал себя в Гамбурге, среди прочего заедет в Лондон и Вену, а закончит в Кельне 26 апреля – через несколько дней после своего очередного дня рождения.

Уже объявлено, что столь масштабное турне будет последним: все-таки возраст дает о себе знать. Впрочем, Ласт любит шутить, что даже когда он будет лежать в гробу, то приподнимет его крышку, чтобы еще раз подирижировать. Если позволит здоровье, он готов работать и дальше, не давая никому повода упрекнуть себя к консерватизме или косности. В этом году, например, он собирается принять участие в знаменитом фестивале тяжелого рока в Вакене. Вот вам и «дедушка легкой музыки»!


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!