ЧАЙКОВСКИЙ на берегах Эльбы


Текст: Татьяна Борисова

Фото: Интернет

К юбилею П.И.Чайковского

   7 мая 2015 г. отмечается 175 со дня рождения Петра Ильича Чайковского. Наш город тоже оставил свой след в творческом пути композитора. Серия наших статей посвящена его визитам в Гамбург.

   Первая зарубежная поездка

Закончив в 1859 г. Императорское училище правоведения, Чайковский два года проработал в Департаменте юстиции. Но вскоре понял,  что не создан для карьеры чиновника. Молодой человек стоял на распутье, пришло желание как-то изменить свою жизнь. В этот переломный  момент как подарок судьбы  поступает предложение сопровождать В.В. Писарева в поездке по Европе  в качестве секретаря и переводчика.

Фотопортрет П.И.Чайковского, сделанный в Гамбурге в Atelier E. Bieber 

Летом 1861 г.  Писарев и Чайковский по железной дороге прибыли в Берлин,  а 21 июля — в Гамбург. Ганзейский город  понравился Чайковскому больше Берлина. И это не удивительно: после страшного пожара  1842 г. центр был отстроен заново, появились большие конторские дома, торговые галереи и  красивые здания на набережной Альстера.

Путешествующие  остановились в роскошной гостинице «Санкт-Петербург» на Аlsterarkaden. Вблизи, на Jungfernstieg, была еще одна гостиница с русским названием «Hotel de Russie». Чайковский сопровождал Писарева на деловые встречи, но в письмах в Россию чаще упоминал танцевальные вечера, рестораны и ярмарочные балаганы. Сейчас нам трудно представить себе, но в тот год Чайковский  даже не подозревал, что его ждет слава  великого композитора. И особого внимания музыкальной жизни Гамбурга в ту поездку он не уделял. А иначе обязательно пошел бы концерт Филармонического общества. Не заметил он и певицу Дезире Арто, гастролировавшую здесь. Спустя восемь лет, при встрече в Москве, она разобьет сердце молодому композитору.

Серьезно заниматься музыкой Чайковский начал в середине октября, вернувшись из зарубежной поездки, и через год поступил в консерваторию.

   Первые гастроли. Январь 1888 года.

Только через четверть века Чайковский снова оказался в нашем городе. Уже известный в России композитор отправился в первое заграничное турне, чтобы ознакомить европейцев со своей музыкой. Дирижировать на концертах он собирался сам.

Приглашение выступить  пришло  Чайковскому от  Гамбургского Филармонического общества. Дирижер Julius von Bernuth руководил серией абонементных концертов общества, и композитор должен был выступить на одном из них.  Помощь в организации поездки оказал  гамбургский издатель Чайковского Даниэль Ратер (Daniel Rahter).

Первое выступление состоялось в Gewandhaus в Лейпциге – тогдашней музыкальной столице Германии. А в доме  русского скрипача  Адольфа Бродского  он познакомился с Эдвардом Григом и Иоганном  Брамсом.

К нам Чайковский приехал вместе с Бродским 10 января 1888 г. и остановился в этот раз  в одном из лучших отелей  — «Streit´s Hotel» на Jungfernstieg.  Дни были заполнены  посещением концертов, визитами, встречами, зваными обедами. Некоторых музыкантов  Гамбурга Чайковский уже встречал в России, где они выступали в роли преподавателей или гастролирующих  исполнителей. С другими  же свел знакомство здесь.

Будучи от природы человеком стеснительным,   Петр Ильич быстро уставал от общества чужих людей  и светских обязанностей. Чтобы собраться с силами перед концертом,  он уехал  в Любек, надеясь, что  несколько дней отдыха дадут ему возможность проработать партитуры, успокоить нервы.  Но уже на третий день композитора узнали  на вечернем спектакле,  окружили навязчивым вниманием. Он стал  реже выходить из гостиницы и вернулся в Гамбург раньше, чем собирался.

Большой зал Conventgarten (Fuhlentwiete 67), где 20 января 1888 г. состоялся концерт П.И.Чайковского. В то время это был единственный большой зал в Гамбурге, где регулярно проходили концерты классической музыки. Здание было разрушено во время войны,  на его  месте сейчас находится издательство Акселя Шпригнера.

   Первая репетиция с оркестром состоялась в Гамбурге 17 января  в зале Conventgarten. Чайковский   считал, что он сам,  даже не являясь профессиональным дирижером,  лучше сможет донести и до оркестра, и до слушателей особенности своей музыки.  Солировал молодой пианист Василий Сапельников.  На следующий день  — очередная репетиция, затем Ратер пригласил гостя посетить  концертный зал Ludwigsgarten (начало улицы Reеperbahn).

В Гамбурге Чайковский  неоднократно бывал на обедах в семье  Ратера, а также  в гостях у Теодора Але-Лаллемана. Этот старейший член Филармонического общества был очарован музыкой Чайковского,  беседовали  они подолгу и с удовольствием.  Але-Лаллеману было уже 83 года, но он нашел в себе силы прийти и на репетиции,  и на концерт. Как музыкальный критик,   он считал, что у Чайковского есть все задатки стать хорошим немецким композитором и умолял его  остаться жить в Германии, где традиции классической музыки,  общественные  условия, высокая культура дадут нужное направление его творчеству. Но представить свою жизнь вне России Чайковский не мог.

В то время, особенно в творческой среде, было принято обмениваться фотографическими портретами. Але-Лаллеман пожелал получить в подарок фотографию Чайковского и направил его в лучшее ателье города —  Atelier E. Bieber Neuer Jungfernstieg,  дом 20. Сделанный там снимок оказался очень удачным, и Чайковский  позже часто дарил отпечатки знакомым, например, А.П. Чехову.

19 января прошла третья репетиция, а затем — генеральная, открытая для публики. Предлагая недорогие  билеты на генеральную репетицию, Филармоническое общество старалось привлечь своих будущих слушателей.  Вечером  Ратер  устроил обед  в честь Петра Ильича. После многочисленных речей Чайковский обратился к хозяину с благодарственным  словом на немецком языке.  Как и другие дружеские встречи, этот парадный обед  закончился в одной из гамбургских пивных. В  гостиницу Чайковский вернулся только к 3 часам ночи.

20 января,  в день своего концерта,  Чайковский с утра отвечал на письма из России.  Как раз тогда он получил приятное известие: ему назначена пенсия от царя, что даст возможность полнее посвятить себя музыке.  Побывав в магазине фирмы Бернштейн (Neuer Wall 84) Петр Ильич принял молодого скрипача  Вилли Бурместера, который исполнил для автора его  Скрипичный концерт и оставил очень приятное впечатление.

Вечером  – главное событие, ради которого композитор прибыл на берега Эльбы: абонементный концерт в Сonventgarten. В первом отделении  —  Оксфордская симфония Гайдна, дирижировал Юлиус фон Бернут.  Второе отделение полностью посвящено Чайковскому:  Серенада для струнного оркестра, Фортепианный концерт номер 1,  Финал Третьей оркестровой сюиты. За дирижерским пультом – сам композитор.   Серенада исполнялась в Германии в первый раз, а Первым концертом он уже дирижировал в декабре в Лейпциге.  Волнение было огромным, позже Чайковский писал брату: «дирижировал я спокойно, но к концу так устал, что боялся не выдержать!».

  Зрители принимали музыку с интересом, но аплодировали по-немецки сдержанно: уж очень  произведения не походили на привычные сочинения немецких и европейских композиторов. Эту сдержанность почувствовал  и сам автор. В Петербург  он писал,  что финал оркестровой сюиты  был не во вкусе немецкой публики. Посетители концертов абонемента, мол, не приветствуют современный симфонический стиль, из всех композиторов они готовы слушать только Брамса.

Jungfernstieg

Потом Филармоническое общество дало в честь Чайковского прощальный  ужин, на котором было более 100 человек. Собравшиеся  восторгались его творчеством, звучали тосты, приветственные речи. Петр Ильич позже отмечал, что стиль жизни в Гамбурге вовсе не солидно-бюргерский, что он никогда не  кутил так много, как в этом  веселом, красивом и приветливом городе.

На следующий день в прессе появились большие статьи о прошедшем концерте. Отдавая дань таланту композитора  «молодой русской школы», критики подчеркивали его  оригинальность и  необузданный темперамент: Чайковский —  весьма одаренный, великолепно образованный и интересный музыкант. Однако замечали,  что его произведения нарушают законы композиции  и  развивается он слишком односторонне,  в национальном стиле.  Сам композитор  с большим интересом читал все статьи, радуясь критике, которая означала интерес к его творчеству. Он писал петербургским друзьям, что в газетах  Гамбурга  о нем пишут большие статьи, много ругают, но высказывают больше уважения, внимания и интереса, чем в России.

21 января композитор был на  концерте в Ludwigsgarten:  исполнялась его увертюра «Ромео и Джульетта»  и  «Итальянское каприччио»,  дирижировал  Лаубе.  А вечером  — очередной званый ужин, на этот раз в союзе музыкантов (Tonkünstlerverein). В честь гостя исполняли песни на его музыку, а  Сапельников сыграл  три его  произведения.

22 января с утра вещи были упакованы,  в ожидании Сапельникова Петр Ильич прогулялся по набережной  Альстера.  Затем  они  отправились на вокзал.

Впереди были встречи и концерты в Берлине, Магдебурге, Лейпциге, позже в Праге, Париже и Лондоне. Везде Чайковский  выступал пропагандистом своих произведений и русской музыки в целом.

 

Продолжение в следущих номерах.

При подготовке статьи использовалось также  исследование:  «Tschaikowsky in Hamburg». Peter Fedderen, 2006, Еine Dokumentation der  Tschaikowsky-Gesellschaft e.V.

www.bildarchiv-hamburg.de/hamburg/gebaeude/conventgarten/index.htm

 

 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “ЧАЙКОВСКИЙ на берегах Эльбы”

  1. Прежде всего спасибо Татьяна за интересную публикацию и новые для меня фотографии!
    Обычно фотограф делает несколько фотографий. Известно ли вам о вариантах этой фотографии?
    Очень буду рад читать продолжение ваших исследований о Чайковском.
    С уважением, Николай Вицын
    Хадсон, Северная Каролина