Изменения в администрации Гамбурга

Замена в команде Шольца


Текст: Константин Раздорский
Кадровый вопрос

Замена в команде Шольца
За последние четыре месяца наш Сенат, состоящий из социал-демократов и беспартийных, понес уже вторую потерю. Сначала ушел на повышение сенатор по социальным вопросам Детлеф Шееле, теперь о своей отставке объявил сенатор по внутренним делам Михаэль Нойманн. И это существенный урон не только для «красной» администрации, но и, пожалуй, для всего города.
Первое, что приходит в голову в связи с очередным уходом сенатора, – это чисто прагматическое умозаключение, связанное с личностью самого Нойманна и моментом принятого им решения. Согласитесь, что в условиях заметно возросшей в обществе напряженности из-за неконтролируемого наплыва беженцев выбрано далеко не лучшее время для отставки руководителя департамента внутренних дел. Да, этот шаг был бы вполне логичным, если бы в резко ухудшившейся обстановке Нойманн вдруг перестал справляться со своими обязанностями. Но к правоохранительной стороне деятельности сенатора особых претензий нет, скорее даже наоборот: он считался весьма компетентным руководителем, который пользовался уважением сотрудников полиции и продержался на своем посту целых пять лет – больше, чем многие другие. Опытный специалист в сфере внутренних дел, он пришел в нее из армейской среды.
imageМихаэль Нойманн родился в 1970 году в Дортмунде, 19-летним вступил в SPD. Когда служил срочную, решил стать офицером. У нас в городе оказался в 1992 году, поступив в университет Бундесвера, на факультет экономических и социальных наук. В итоге получил диплом по специальности «политология» и с 1997 года, являясь уже профессиональным военнослужащим, был депутатом законодательного собрания Гамбурга. Входил в комиссию по бюджету и внутренним делам, а также занимался вопросами молодежной преступности и часто критиковал деятельность сенатора Рональда Шилля, руководившего тогда правоохранительными органами. В 2004 году Нойманн возглавил в городском парламенте фракцию социал-демократов. Еще через семь лет был выдвинут Олафом Шольцем на пост сенатора и утвержден в этой должности.
О методах его руководства департаментом и линии поведения можно судить уже по некоторым деталям. Например, Нойманн нередко сам присутствовал при депортации нелегальных беженцев, чтобы дать недвусмысленный сигнал своим подчиненным: он вместе с ними, на их стороне, он разделяет ответственность за их действия. Он всегда защищал сотрудников полиции на любом уровне, не давая своих в обиду.
Его сильное порывистое рукопожатие порой могло стать болезненным для человека, с которым он здоровался, но за этим не стояло ничего, кроме искренности и уверенности в себе. Сенатор был сторонником жесткой линии по отношению к правонарушителям и без излишней политкорректности предпочитал называть черное черным, а белое – белым. Сейчас, когда ситуация в сфере охраны порядка невероятно осложнилась, наш город заслуживает как раз такого руководителя силового департамента.
Однако Михаэль Нойманн далек от стереотипного образа прямолинейного и зацикленного на силовых решениях ястреба. Это личность многосторонняя и даже противоречивая. Он убежденный католик на протестантском севере, умеет и любит водить танк, но не пьет пива и вообще никакого алкоголя. Женат на рожденной в Германии турчанке, вместе с которой воспитывает дочь. Супруга — Айдан Озогюз – его коллега по партии, более того – она вице-председатель SPD, депутат бундестага и уполномоченная федерального правительства по вопросам миграции, беженцев и интеграции в ранге госминистра.
Сенаторский пост Нойманна тоже был не для слабонервных: уж слишком много поводов для постоянного стресса. То из-за центра Rote Flora, то из-за войны рокерских банд, то из-за нападений на женщин в новогоднюю ночь. Количество краж со взломом растет, процент их раскрываемости падает. Но все это не более чем рутинная работа правоохранительных органов, в которой, как и везде, не всегда все идет гладко. По крайней мере, только из-за этого Нойманн вряд ли ушел бы в отставку. Но тогда из-за чего?
Гамбургские СМИ единодушно утверждают, что скорее всего причиной стала вторая сфера деятельности сенатора. Напомню, что по своей должности наряду с внутренними делами он курировал спорт. Это было его любимым делом, но Олаф Шольц не давал ему сконцентрироваться на нем, резонно ставя во главу угла вопросы безопасности и правопорядка. Говорят, что Нойманн слишком много сил и эмоций инвестировал в подготовку к Олимпиаде, которую жители города отвергли на референдуме в конце ноября. Это якобы сломало сенатора психологически и вынудило его уйти в отставку с неофициальной формулировкой «устал выполнять свои обязанности». Только вот сам ли он принимал такое решение?
Если действительно сам, то его уход свидетельствует о серьезном душевном надломе личности. Ведь оставить столь важный пост по собственной инициативе в сложной для города ситуации граничит с бегством, даже с предательством общественных интересов, не говоря уже о партийных. Как-то все это не вяжется с тем «солдатским» образом Нойманна, который уже сформировался в нашем сознании.
Более вероятно, что отставка не была его личной инициативой – сенатора просто принесли в жертву из-за несостоявшейся Олимпиады. На референдуме жители должны были бы сказать «да», но они сказали «нет». Возможно, все это было завязано на большие деньги, а руководство не обеспечило нужного результата. Поэтому кто-то должен был персонально «ответить за базар» и за потери в имидже города и Германии в целом.
Впрочем, это все не более чем предположения — по словам первого бургмистра Олафа Шольца, сенатор просил его об отставке еще в феврале прошлого года, но он уговорил его остаться хотя бы до ноябрьского референдума. Даже если это и так, скажу честно — образ жертвующего собой Нойманна мне более понятен и симпатичен, чем фигура уставшего от должности сенатора.
С учетом солидного опыта при столь «юном» возрасте 45-летний менеджер в любом случае без работы не останется. К тому же формально он остается военнослужащим, так как ради исполнения обязанностей сенатора ему пришлось брать в Бундесвере нечто вроде академического отпуска. Но если Михаэлю Нойманну будет суждено продолжить политическую карьеру на других, не менее важных, должностях, это лишь подтвердит «жертвенную» версию его отставки.
Тем временем пост сенатора по внутренним делам и спорту занял бывший руководитель администрации городского округа Hamburg-Mitte 47-летний Анди Гроте. И похоже, главное здесь было не в том, кто конкретно займет это место, а в том, чтобы его занял представитель именно этого округа. Даже однопартийцы внимательно следят за соблюдением «географического» баланса сил в Сенате.
imageПредлагая кандидатуру Гроте, Олаф Шольц выразил твердую уверенность, что тот станет хорошим сенатором. Хотя он по образованию и юрист (учился праву в Гамбургском университете и в США), но пока что не имел прямого отношения к полиции или к другим правоохранительным органам. Правда, был некоторое время адвокатом, но это скорее «другая сторона баррикады». Будет ли он эффективным менеджером, пока что говорить рано — многое зависит от того, найдет ли новый шеф правильный тон в отношениях с подчиненными.
Заметим, что назначению Гроте уже во второй раз поспособствовала отставка его предшественника: на пост главы администрации округа четыре года назад он пришел таким же образом, заменив вынужденно ушедшего Маркуса Шрайбера. Каких-либо существенных прорывов на этой должности не совершил. Представители оппозиции считают очередную замену в команде Шольца скорее признаком слабости руководящей партии, чем выигрышным шагом. Впрочем, на то она и оппозиция, чтобы критиковать находящихся у власти — как известно, доброго слова от нее не дождешься.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!