Иммиграция в Гамбурге

Пик пройден


Текст: Константин Раздорский
Фото: Интернет

Мы продолжаем держать руку на пульсе главной социальной проблемы Гамбурга. Хотя она одновременно является общегерманской и даже европейской, особенно остро ощущается все же на городском и районном уровнях. Попробуем оценить, в каком направлении у нас развивается сегодня ситуация с беженцами.

Первая стоящая упоминания новость заключается в том, что в феврале в наш город прибыло значительно меньше беженцев, чем в предыдущие месяцы. Центральный координационный штаб насчитал 2 841 соискателя убежища, что соответствует ежедневной квоте в 98 человек, причем наиболее заметное ее уменьшение (до 80 беженцев) было зарегистрировано именно к концу месяца. Статистика штаба не позволяет считать это разовым снижением наплыва иммигрантов – скорее вполне определившейся тенденцией, которая легко подтверждается цифрами. В январе этого года к нам прибыло 4 044 беженца, в декабре прошлого – 6 552, в ноябре – 9 588, в октябре – вообще 10 437. Так что тенденция, однако…
Из беженцев, приехавших в феврале, наиболее многочисленную группу составляют отнюдь не сирийцы, как можно было подумать, а жители Афганистана (788 человек). На втором месте иракцы (479) и только на третьем – выходцы из Сирии (468). Попутно отметим, что в нашем городе остаются не все беженцы — для некоторых Гамбург – лишь временное пристанище на пути в другие федеральные земли и страны. Но число остающихся у нас тенденции к снижению не подвержено: если в январе таких было 2334, то в феврале их количество даже несколько увеличилось – до 2342. Это связано еще и с тем, что мы, как и другие земли, принимаем часть людей из Баварии, которая вынужденно взяла на себя слишком большой груз и сейчас перераспределяет по другим регионам Германии около 10 000 человек.

image

Еду я на родину
Число беженцев понемногу снижается и за счет специальных мер по стимулированию добровольного возвращения иммигрантов на родину. В обмен на отъезд им выдают 500 евро на человека или 1500 евро на семью. Максимальная разовая выплата с учетом переезда и подъемных составляет 2 200 евро на заявителя. Основные расходы несет Международная организация по миграции (IOM), но и Гамбург тоже участвует — в прошлом году на эти цели было выплачено примерно 302 000 евро.
Конечно, отток беженцев выглядит мелким ручейком по сравнению с полноводной рекой приезжающих, но этот ручеек набирает силу. В январе число «возвращенцев» составило 205 человек, что почти втрое больше, чем в том же месяце прошлого года. Эта тенденция прослеживается и по годам: в 2012-м добровольно выехали на родину 326 человек, в 2013-м – 392, в 2014-м – 653, в 2015-м – 807.
Отметим и другую важную деталь: в январе из Гамбурга было принудительно выслано 108 человек, чьи просьбы о предоставлении убежища отклонили. Другими словами, добровольный отъезд (205 человек) обеспечил почти вдвое больший эффект по сравнению с депортацией. Кстати, самую крупную группу добровольцев – более половины всех выехавших – составили албанцы (112 человек). Их «эмиграция» больше похожа на отпуск или на бизнес: пожили в Германии за государственный счет да еще денег на дорогу получили. Хотя якобы бесплатная принудительная депортация обходится государству гораздо дороже, в этом случае стоило бы, наверное, пойти на принцип и выслать их с треском безо всяких выплат. Потому что некоторые, однажды получив «дорожные», снова «всплывают» в Гамбурге. Только в прошлом году у нас выявили 64 таких наглеца.
Трудное решение добровольно возвратиться домой приняло в январе несколько человек из регионов, охваченных гражданской войной, – девять афганцев и один сириец. Хотя формально они имели все основания получить убежище, но что-то, видимо, не срослось. Некоторые беженцы разочарованы и обмануты в своих ожиданиях по поводу работы, жилья и возможностей интеграции: оказывается, в Германии тоже есть проблемы, и не все приезжие готовы терпеливо и настойчиво решать их. Лучше уж вернуться туда, где все знакомо.

Гетто нам не нужны
Тенденция к уменьшению в Гамбурге числа прибывающих иммигрантов явно свидетельствует о том, что уровень проницаемости границ Евросоюза – как внешних, так и внутренних – заметно снизился. Правда, не ясно, кого нам следует благодарить за это – то ли руководство Германии, то ли страны «внешнего периметра» ЕС, занявшие более жесткую позицию по отношению к бесконтрольному наплыву беженцев. Наш первый бургомистр Олаф Шольц (да и не только он) испытал явное облегчение, когда было достигнуто соглашение с Турцией, которую уговорили-таки принимать назад нелегальных беженцев из Греции.
Однако расслабляться еще рано: даже если пик иммиграции позади, это еще не значит, что проблемы больше не существует. Число приезжающих беженцев хотя и меньше, чем в прошлом году, но по-прежнему велико, поэтому работа по их приему продолжается. В административном округе Бергедорф скоро появится второй по счету центральный пункт первичного приема. Под него город выкупил в районе Лобрюгге знакомый многим из нас бывший спортивный центр «Дима» на улице Havighorster Weg. Уже в мае там смогут разместиться до 1 000 соискателей убежища.
Но не везде к появлению новых общежитий относятся терпимо. И особенно это касается крупных объектов, поскольку те представляют собой потенциальные гетто. Недавно административный суд Гамбурга остановил строительство общежития в Ольсдорфе, поддержав тем самым инициативу местной общественной организации «Lebenswertes Klein Borstel».
Ее представители предлагают Сенату отменить курс на устройство больших пунктов размещения беженцев и вместо здания на 700 мест построить менее крупное, а разницу возместить за счет социальных квартир. Это решение суда может повлечь за собой долгую юридическую тяжбу с обращениями сторон в более высокие инстанции, а строительство тем временем будет заморожено. Примерно такая же ситуация сложилась и с объектом в районе Билльвердер.
Самое странное, что сейчас никто не может точно сказать, насколько нужны новые объекты для беженцев и в каком количестве. Особенно, если учесть тенденцию, о которой мы говорили выше. Заместитель председателя фракции ХДС в законодательном собрании Гамбурга Карин Прин требует от Сената моратория на возведение объектов, необходимость которых оспаривается. При этом она ссылается как раз на тот факт, что число беженцев благодаря перекрытию балканского маршрута стало ощутимо меньше, так что теперь стоит подумать, прежде чем что-то строить.
В целом можно сказать, что «разукрупнение» объектов в последнее время тоже стало тенденцией, которую не прочь иногда поддержать и некоторые представители власти. К примеру, сенатор по социальным вопросам Мелани Леонхард, живущая в Харбурге, высказалась за то, чтобы планируемое число квартир для беженцев в Нойграбене-Фишбеке было сокращено вдвое.

Помогать делом
Возможности Гамбурга помочь беженцам не исчерпываются готовностью принять и разместить их. Порой жители нашего города в буквальном смысле слова спасают жизни иммигрантов – например, в Средиземном море, где работают сотрудники частной инициативной группы Sea Watch. В прошлом году они купили у рыбаков старый катер, отремонтировали его, назвали именем своей организации и занялись «вылавливанием» из воды плывущих в Европу беженцев. Теперь на их счету порядка
2 000 спасенных людей, в том числе женщин и детей.
Основатель Sea Watch Харальд Хёппнер уверен, что закрытие балканского маршрута не решит проблемы с проникновением беженцев в Евросоюз. Теперь контрабандисты будут вынуждены чаще делать ставку на морские переходы на утлых суденышках, что для самих иммигрантов более опасно. Хёппнер и его коллеги по-своему готовятся к этому. Недавно они за 200 000 евро купили бывшее рыболовное, а позже – научно-исследовательское судно, построенное в 1968 году, и переоборудовали его под спасательное, назвав Sea Watch 2.
Оно имеет длину 33 м и ширину 8 м – то есть, примерно в два с половиной раза больше, чем первый Sea Watch. На его борту есть место для двенадцати членов экипажа и возможности для оказания медицинской помощи. Судно может работать в штормовых условиях и в круглогодичном режиме. Оно не способно принять на борт сотни людей, но имеет достаточный запас спасательных плотов и жилетов, а также современных средств связи для контакта с другими судами.

image
«Крестили» его, как и положено, в родном порту – в Гамбурге. Во время церемонии освящения о борт судна разбили традиционную бутылку шампанского. Это сделали сразу двое – крестная мать и крестный отец. В их роли выступили глава общества Hanseatic Help Зимоне Херманн и беженец из Мали Модибо Траоре, который сам три года назад прибыл в Европу морем. В конце апреля Sea Watch 2 выйдет в плавание и вместе со «старшим братом» будет курсировать в Средиземном море у побережья Ливии. Пожелаем ему успеха!


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!