Гамбург. Сто дней Петера Ченчера

Точка отсчета


Текст: Андрей Нелидов
Фото: Интернет, Simcha Studio
IMG_1042За последние месяцы Олаф Шольц (Olaf Scholz) уже примелькался на федеральных телеканалах, но все еще требуется некоторое усилие, чтобы воспринимать его в качестве вице-канцлера и министра финансов страны, а не гамбургского градоначальника. Тем временем его преемник незаметно преодолел первую важную отметку на пути руководителя – сто дней в новой должности. Это значит, что есть повод подвести промежуточные итоги.
52-летний социал-демократ Петер Ченчер (Peter Tschentscher) продолжает в Сенате политику Олафа Шольца, однако общего у них не так уж много – разве что финансы, которыми недавний сенатор занимался в двух командах Шольца, а бывший бургомистр занимается сейчас. Ченчер по-прежнему воспринимается как «человек чисел», и уже мало кто вспоминает, что он вообще-то доктор медицинских наук и бывший приват-доцент Университетской клиники в Эппендорфе.
Однако за последние семь лет он проявил незаурядные способности городского менеджера – по крайней мере, своим финансовым ведомством руководил весьма эффективно. Да и с Шольцем контактировал постоянно – не следует думать, что первый бургомистр принимает важные решения один – он советуется, как минимум, с сенатором по финансовым вопросам. Так что пусть нас не обманывает то, что Ченчер был не единственным кандидатом на пост главы Сената и стал им буквально в последнюю минуту, – он имеет все необходимые качества для этой должности. Просто по сравнению с предшественником характер у него совершенно другой.

Бургомистр-невидимка
Разница между прежним и новым градоначальниками особенно проявляется на партийных или массовых общественных мероприятиях. Шольц на людях всегда вел себя не только как близкий к народу социалист и демократ, но и как безусловный лидер, как олицетворение власти. В группе своих ближайших сподвижников и охранников он выглядел, как ядро мобильного центра управления городом.
А для Ченчера характерно стремление держаться в тени, быть незаметным, выходить на передний план только по необходимости. На съезде SPD в начале июня, после полутора месяцев на посту, он все еще был загадкой для большинства наблюдателей, ни разу не попросив слова. Градоначальник внимательно слушал энергичные выступления своих товарищей по партии, но в прениях участия не принимал.
В какой-то мере его сдержанность на съезде можно объяснить тем, что он, в отличие от Шольца, не совмещает свой пост с руководством земельной парторганизацией. Но и во время перерывов Ченчер не был особенно активен в разговорах в фойе. Само по себе это еще ничего не значит, поскольку многие коллеги оценивают его как сдержанного, вежливого и умного руководителя, быстро находящего общий язык с окружающими людьми.
Но у политологов начинает создаваться впечатление, что реальная власть в городе понемногу переходит от первого бургомистра к молодой и напористой Мелани Леонхард (Melanie Leonhard), которая с марта руководит земельной SPD. В этой ситуации получают свою выгоду и младшие партнеры по коалиции.
Нарушенный баланс
Замена первого лица в сенатской команде социал-демократов принесла «зеленым» больше свободы действий. Шольц, как правило, приходил на переговоры с партнерами по коалиции с уже выработанной позицией и всячески продвигал ее, зная, чего хочет добиться. Ченчер предпочитает сначала выслушать мнения всех сторон и уже потом сформировать свое. «Зеленые» пользуются этим и переходят в наступление по всем фронтам. В итоге им удалось «продавить» первый в Германии запрет на движение дизельных фур по некоторым улицам Гамбурга. Продолжающийся спор по поводу выкупа сети централизованного теплоснабжения и использования угольной электростанции Moorburg может в итоге привести к развалу коалиции.
Уход Шольца принес проблемы и в лагерь самих социал-демократов. Груз власти давит теперь не на одного человека, а распределен среди нескольких «товарищей». С одной стороны, это хорошо, но возрастает конкуренция, которая чревата внутренним конфликтом.
Наступление «зеленых» потребует от SPD твердой руки, и совсем не факт, что Ченчер в борьбе за кресло первого бургомистра победит в противостоянии с главой парламентской фракции Андреасом Дреселем (Andreas Dressel) или с той же Мелани Леонхард. Оба они в марте не пошли в бургомистры лишь по семейным причинам, а такие ситуации имеют обыкновение меняться.

Курс прежний
Петер Ченчер стремится выполнить данное коллегам обещание налаживать более тесные контакты с избирателями, поскольку его по-прежнему мало знает электорат. Бургомистр принимает участие во всех встречах, запланированных в избирательных округах, и в то же время не отказывается от стихийно возникающих возможностей побеседовать с людьми, легко соглашаясь на их предложения сделать с ним селфи. На заданные ему вопросы, в том числе и «неудобные», отвечает подробно и обстоятельно. Говоря о проблемах, не забывает упомянуть и о промежуточных достижениях Сената – например, о повышении минимальной зарплаты для работников городских предприятий до 12 евро в час. В этом вопросе администрация движется по курсу, проложенному еще Олафом Шольцем.
Да и в целом можно сказать, что новый градоначальник продолжает политику старого. Но в такой преемственности нет ничего негативного, если прежний курс был правильным. Гамбургу по-прежнему нужно больше жилья и транспортных линий, так что задача Сената не меняется – надо просто строить. Сам по себе тот факт, что город растет, для Петера Ченчера не является проблемой: «При наличии средств с этим нетрудно справиться – нужно лишь позитивно мыслить и активно планировать».

Сам себе режиссер?
Первые признаки того, что новый бургомистр способен и на самостоятельные шаги, проявились во время его первого выступления перед законодательным собранием. Тогда Ченчер вдруг объявил о решении Сената строить новый комплекс клиники Asklepios в Альтоне, что стало неожиданностью даже для многих инсайдеров. Но самое главное – сюрприз градоначальника был позитивно воспринят не только самим округом, но и сторонниками политической оппозиции города. Не удивительно, что этот довольно крупный для Гамбурга проект находится уже на стадии конкретного планирования. Согласно предварительным прогнозам, больничный комплекс будет готов лет через восемь.
Похоже, что трезво оценить назревшую необходимость новостройки Ченчеру помогло его медицинское прошлое. А вот опыта градоначальника ему пока что не хватает. Иногда наружу вылезает недостаточная информированность – к примеру, он говорил депутатам об одном из вариантов маршрута будущей линии метро U5, как о плане, уже утвержденном. Тут Ченчер явно забежал вперед – специалисты спорят о вариантах маршрута до сих пор.
Навыки дипломата ему тоже не помешали бы – во время своей первой официальной встречи с министром-президентом Шлезвиг-Гольштейна Даниэлем Гюнтером (Daniel Günther) он высказал пожелание, чтобы работающие в Гамбурге жители соседней земли переезжали к нам. Но ведь налоги-то они платят в Шлезвиг-Гольштейне, поэтому его глава такой перспективе не особенно обрадовался. Похоже, это был как раз тот случай, когда Ченчеру стоило промолчать.
IMG_1043
Иностранные дела
За пределами Гамбурга политический авторитет Ченчера пока не очень высок. Он уже побывал за рубежом, посетив с короткими визитами города-партнеры – шведский Мальмё, американский Чикаго и французский Марсель. В сфере иностранных дел он тоже проявляет сдержанность, выезжая за рубеж в составе небольшой делегации, а там больше слушает, чем говорит, набираясь впечатлений. Один внешнеполитический пост Ченчер унаследовал от Шольца – он является уполномоченным федерального центра по культурному сотрудничеству между Германией и Францией. Но особого политического веса эта должность ему не придает.
На федеральном уровне разница между старым и новым градоначальниками видна особенно отчетливо. Но это и не мудрено – для Шольца Берлин – знакомая вотчина, он долгое время был заместителем председателя SPD, а также федеральным министром. У него в столице много связей, которые он при возможности использовал на благо своего города. У Ченчера такого влияния пока нет, и неизвестно, будет ли. И это, безусловно, сказывается на авторитете Гамбурга.

Что в итоге?
Глава фракции CDU в законодательном собрании Андре Треполль (André Trepoll) отметил незаметность как основную особенность нового градоначальника и сравнил Ченчера с судовым врачом, который обычно работает не на верхней палубе, а где-то в глубине судна. Сравнение с явным намеком на прежнюю профессию бургомистра. Я бы назвал его скорее механиком, обеспечивающим движение судна. На верхней палубе эта скромная рабочая лошадка почти не появляется, но прилежно тянет свой воз.
Впрочем, сам Ченчер видит себя как раз на капитанском мостике. Он держит курс Шольца, заданный еще в 2015 году коалиционным договором с «зелеными», и всячески подчеркивает, что менять его не собирается. И все бы хорошо, но ведь капитаны бывают разными. По мне, так сегодня лучше всего первого бургомистра характеризуют известные слова героини Нонны Мордюковой из фильма «Простая история»:

«Хороший ты мужик, Петя Ченчер, но – не орел!».


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Bisher keine Kommentare...sei der Erste!