Приключения немецкого гимна

История


Текст: Юрий Одессер

Наверное, ничто так не выражает менталитет народа, как его гимн. В нем, кроме здравиц родному отечеству, провозглашаются главные общественные идеи и ценности, стратегические задачи. Поэтому со сменой режимов в стране появляются новые гимны или… возвращаются старые. У народов с «турбулентной» историей и судьба их гимнов переменчива – время от времени одни гимны запрещаются, другие выходят из-под запрета.
Немецкий гимн был народной песней в двух странах, гимном – при четырех режимах. Его создателей преследовали, а потом прославляли. Одни куплеты добавлялись, другие запрещались, а потом они менялись местами. Слова гимна создавались как призыв к объединению, а позже оказывались лозунгами тотальной агрессии. Несколько десятилетий гимн не исполнялся, пока он не возродился на… футбольных полях. Вот такая «биография».

Песнь кайзера
Едва ли кто-нибудь слышал о венском капитане графе Зарау. А ведь именно ему обязана Германия своим гимном. Капитан Зарау восхищался победоносными атаками французских революционных солдат, вдохновленных своей Марсельезой — гимном революционной Франции. Чтобы побеждать, нам тоже нужен гимн, решил вдумчивый капитан. Мелодию он предложил написать Гайдну, члену одной с ним масонской ложи. Мог бы заказать и Моцарту, входившему в ту же ложу, но Гайдн показался солиднее.
Написать слова гимна оказалось непростой задачей. Марсельеза была фактически первым в истории национальным гимном. Она послужила примером, но не могла быть образцом. Ведь в Австрийской империи (как и в остальных странах Европы) не было нации, не было свободных граждан, а только — подданные монарха.
Поэтому за образец капитан взял текст старого доброго английского «Боже, храни короля/королеву» (как потом и для первого официального гимна России у англичан позаимствовали не только идею и стиль, но и мелодию).
В результате получилась песнь кайзера – Kaiserlied. Она начиналась словами: «Gott erhalte Franz, den Kaiser» – «Боже, храни императора Франца» и была не национальным гимном, а подобострастным прославлением монарха. Впервые исполненный в 1797 году гимн вскоре стал очень популярным. Его распевали на разных языках империи и называли народной песней.
Придворный капельмейстер Антонио Сальери (тот самый) включил победную тему гимна в свою кантату. Включали Kaiserlied в свои произведения Бетховен и Черни (его незабываемые «Этюды»), Штраус (сын) и Смéтана, а Чайковский сделал переложение для оркестра. Сам Гайдн, который тяжело болел и перестал писать музыку, благодаря гимну кайзеру буквально вернулся к жизни. Он обожал мелодию гимна и исполнял ее для себя на клавире каждый день.
С появлением каждого нового кайзера менялись слова, но мелодия оставалась неизменной и была официальным гимном Австрии с 1826 до 1918 года.
Можно отметить еще одно примечательное обстоятельство — как модель мелодии гимна Гайдн использовал хорватскую народную песню «V jutro rano» («Утром рано»). Иные шутники говорят, что гимн Австро-Венгерской империи и Германии сделан из славянской мелодии масонами.

Песня немцев
В начале XIX века в центре Европы было 39 независимых немецких государств: кроме Австро-Венгерской империи, сюда входили пять королевств, владения одного курфюрста, 7 великих и 10 просто герцогств, а также 11 княжеств и 4 свободных города. У них не было общего главы или управляющего органа, и, конечно, не было единых вооруженных сил.
Наполеону было легко демонстрировать свой полководческий гений, побеждая разобщенные германские земли. Однако именно в борьбе с французами у немцев родилось осознание необходимости единства Германии, ставшее основой движения немецкого либерализма. Одним из активистов этого движения был профессор литературы Август Генрих Гофманн, родом из городка Фаллерслебен (August Henrich Hoffmann von Fallersleben .
Находясь в очередном отпуске на Гельголанде (тогда еще английском), в августе 1841 года он сочинил стихи, названные им «Песня немцев». Через несколько дней патриот-профессор продал стихи гамбургскому издателю Кампе за 4 золотых луидора. Уже 4 сентября песня была опубликована в Гамбурге, а еще через месяц, 5 октября, впервые исполнена, опять-таки в нашем городе, во время торжественной встречи другого профессора-либерала — Велкера.
Сначала прошло факельное шествие, потом на Юнгфернштиге, перед отелем «Streit’s», на самом бойком городском пятачке, в сопровождении военного оркестра и в присутствии автора была исполнена «Песня немцев» на мелодию известного гимна Гайдна. (Потом было написано 50 вариантов музыки, но осталась мелодия Гайдна). Сводный хор состоял из хора «Liedertafel» и членов старейшего в мире спортивного общества «Hamburger Turnerschaft von 1816».
Первая строка песни — «Deutschland, Deutschland über alles» — «Германия превыше всего», звучала как призыв к объединению. Однако Гофманн был радикал (за что его лишили профессуры и выслали из Пруссии, а потом из многих других земель). Он точно указал в том же первом куплете, в каких границах он видит Фатерланд.
Простирается он между «Maas, Memel, Etsch und Belt» — между реками Маас (Meuse — фр.- течет во Франции и Бельгии), Мемель (Неман — в Литве, Белоруссии, России) и Етце (Adige — ит.- в Италии) и проливом Бельт (в Дании). В середине XIX в. Это были границы территории с немецкоговорящим населением, и выглядели они вполне безобидно. Но утопия поэта-демократа оказалась бомбой замедленного действия.
«Песня немцев» стала популярной. В 1890 году она была впервые исполнена на официальном мероприятии в честь передачи Англией острова Гельголанд. В следующем году песню исполнили в присутствии кайзера, что считалось очень почетным.
Во время Первой мировой войны «Песня немцев» обрела героический флер. Националистически настроенные добровольцы, в основном бывшие студенты, со словами «Германия превыше всего» шли под пулеметный огонь и гибли тысячами.

Немецкий гимн
Социал-демократы и левые всегда негативно относились к Песне. Но в 1922 году, пытаясь как-то примирить политически разъединенную страну, президент Веймарской республики социал-демократ Фридрих Эберт (Friedrich Ebert) провозгласил Немецкую песню Гайдна-Гофманна государственным гимном. Нацисты уже через несколько недель после прихода к власти объединили принятый социалистами гимн со своим партийным гимном.
После первого куплета «Песни немцев» (остальные были запрещены) стала звучать боевая, погромная песня Хорста Весселя: «Сомкнем ряды. Пусть будет выше знамя! СА идет, чеканя твердый шаг». (Не путать с песней о Хорсте Весселе на тот же мотив, что и наш «Юный барабанщик»). Мечта республиканца и демократа Гофманна у нацистов превратилась в программу реального завоевания Европы, в призыв к агрессии, к геноциду других народов.
Гимн был полностью дискредитирован. Немудрено, что сразу после войны союзное командование запретило его исполнение. Тем не менее, в 1951 году группа депутатов Бундестага предложила вновь сделать «Песню немцев» официальным гимном Федеративной Германии.
Антифашисты дружно выступили против. Как говорил известный писатель Хайнц Кноблох, когда слышны звуки Песни, то автоматически всплывает засевший в голове «Хорст Вессель». Ведь целое поколение заучивало нацистский гимн в школе, распевало его, шагая строем по улицам. Против Песни также выступил президент ФРГ Теодор Хесс. В новой, демократической, Германии решили выяснить мнение народа. Провели опрос.

Три жителя из четырех высказались за возвращение старого гимна. Тогда выступил старый антифашист канцлер Аденауэр. Он – за! Был ли это циничный прагматизм политика в борьбе за популярность? А может быть, много повидавший на своем веку 75-летний мудрый человек представлял себе, что гимн принимается надолго, и через несколько десятков лет немцы едва ли будут помнить о Хорсте Весселе.

Тем не менее, почти 40 последующих лет страна все-таки жила без официального гимна. Его исполняли явочным порядком, иногда со словами третьего куплета, в основном на спортивных соревнованиях. И вот в 1991 году старый гимн утвердили официально, но только с третьим куплетом, остальные куплеты остаются под запретом).

Einigkeit und Recht und Freiheit
für das deutsche Vaterland!
Danach lasst uns alle streben
brüderlich mit Herz und Hand!
Einigkeit und Recht und Freiheit
sind des Glückes Unterpfand;
blüh im Glanze dieses Glückes,
blühe, deutsches Vaterland!
Единство, право и свобода
для немецкой Отчизны!
Нужно к этому стремиться
братски телом и душой!
Единство, право и свобода —
счастья нашего залог.
Процветай в блеске этого счастья,
процветай, немецкая Отчизна!

Прошло 74 года после разгрома фашизма. Теперь при исполнении гимна у немцев не возникают воспоминания о спорных строчках гимна, о мрачных временах и фигурах прошлого. Не правда ли?


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!