Кого хочешь – выбирай!


Текст: Андрей Нелидов

Политический барометр

Этой осенью в Германии завершается эпоха Ангелы Меркель (Angela Merkel). После шестнадцати лет во главе федерального правительства канцлер уходит со своего поста – осознанно и добровольно.
Согласно Конституции, вопрос о ее преемнике решается не прямыми выборами на местах, а голосованием депутатов Бундестага, состав которого мы с вами определим в ходе очередных парламентских выборов 26 сентября. Но для этого надо бы сначала ознакомиться с «партийным меню», чтобы стало понятно, из чего нам придется выбирать.
Заявки на участие в прошлых парламентских выборах 2017 года на федеральном уровне подали в общей сложности 48 партий и политических объединений. Из них в итоге были допущены к выборам 42. В этом году список участников еще больше — на заседании Федеральной избирательной комиссии 8-9 июля установлено, что на мандаты Бундестага двадцатого созыва претендуют 53 партии.
Правда, за минувшие пару месяцев некоторые из них уже объявили, что сходят с дистанции. Понятно, что речь в данном случае идет не о крупных партиях, представленных в парламенте или близких к 5-процентному барьеру, а о политических организациях с долей сторонников меньше процента, не играющих существенной роли в политической жизни страны.
Естественно, всякая земельная политическая Speisekarte выглядит гораздо скромнее федеральной, поскольку некоторые партии и объединения не являются общегерманскими, ограничиваясь местными интересами и приоритетами. Например, партия датского национального меньшинства SSW активно представлена в соседнем с нами Шлезвиг-Гольштейне. А вот в Баварии ей делать особо нечего – на юге датчан раз-два и обчелся, зато там есть собственные доморощенные движения. Хотя такие партии учитываются в общем федеральном списке, в избирательные бюллетени они вносятся лишь «по месту жительства». Поэтому земельные списки друг от друга отличаются и всегда короче общегерманского перечня.
Что же касается Гамбурга, то у нас к нынешним выборам допущены 22 партии – на шесть больше, чем в 2017 году. В двадцати случаях земельная избирательная комиссия приняла решение «за» единогласно, а при голосовании относительно еще двух партий мнения разделились, хотя и незначительно. В частности, один голос «против» при двух воздержавшихся получила NPD, и еще два человека воздержались, принимая решение по AfD. Но поскольку комиссия состоит из девяти членов, на результате это никак не сказалось.

Старожилы и новички
Партии, которым по итогам голосования на выборах удалось преодолеть 5-процентный электоральный барьер и попасть в Бундестаг (или ландтаг), принято называть парламентскими. «Старожилов», которые принимали участие в работе федерального парламента с его первого созыва в 1949 году, всего три – это CDU/CSU, SPD и FDP. Причем свободные демократы временно «выпадали» из Бундестага на один легислатурный период в 2013–2017 годах, однако затем вернулись в парламент.
В 1983 году в него впервые вошли «зеленые» и прочно закрепились там, став за минувшие с тех пор годы влиятельной политической силой. В 1990-м добавился еще один новичок – партия демократического социализма (PDS), позднее преобразованная в «Левую» (Die Linke). В 2017-м избиратели предсказуемо ответили на гуманитарный кризис с беженцами, «благословив» на попадание в парламент новую партию правого националистического толка – «Альтернативу для Германии» (AfD), которая сразу же стала третьей по числу мандатов фракцией Бундестага.
Напомним, что сейчас наш мегаполис представлен в федеральном парламенте шестнадцатью депутатами, пятеро из которых — социал-демократы, четверо – христианские демократы. По два депутата делегировали в Берлин «зеленые», FDP и «левые», еще одного — фракция AfD.
Из представителей этих же партий, дополненных одним беспартийным депутатом, состоит, кстати, и наш земельный парламент – Законодательное собрание Гамбурга. Насколько изменится партийный состав Бундестага, будет зависеть от результатов предстоящих выборов. Другими словами – от нас с вами.

Лево-правая экзотика
С самыми крупными партиями и объединениями наш избиратель знаком неплохо. Зато мелкие политические организации, составляющие большинство в гамбургском предвыборном списке, порой представляют собой электоральную загадку. Начнем, пожалуй, с наиболее экзотических представителей политической фауны.
Молодые избиратели могут не знать, к примеру, что в Германии есть самая настоящая марксистско-ленинская партия (Marxistisch-Leninistische Partei Deutschlands, MLPD). Причины многих проблем страны ее руководство видит в капитализме, заявляя своей целью борьбу за права и освобождение рабочего класса, за достижение «истинного социализма» и коммунизма.
Идеология партии базируется на марксизме-ленинизме, сталинизме и маоизме. Эта леворадикальная коммунистическая организация основана в 1982 году и с тех пор с завидным постоянством принимает участие в выборах федерального, земельного и муниципального уровней. Однако результаты голосования за нее в 2017 году (0,06%) и численность самой партии (2 800 членов) недвусмысленно показывают уровень ее влияния на политическую жизнь страны. Поэтому не случайно некоторые политологи сравнивают ее с сектой.
Еще меньше авторитет у Германской коммунистической партии (Deutsche Kommunistische Partei, DKP), которая при фактически равном с MLPD количестве членов (2 850) показала на прошлых выборах почти в три раза худший результат (0,025%). DKP основана в 1968 году как преемница Коммунистической партии Германии (KPD), запрещенной в 1956 году.
Позиционирующая себя как партия «научного социализма», DKP выступает за передачу власти банками и крупными концернами рабочему классу. Она поддерживает освободительные движения против неоколониализма и разграбления беднейших стран мира. Членом DKP была, кстати, Эстер Бежарано (Esther Bejarano) – недавно скончавшаяся бывшая узница Освенцима и Равенсбрюка, авторитетный общественный деятель не только в масштабах Гамбурга, но и Германии вообще.
В июле Федеральная избирательная комиссия не допустила DKP к выборам из-за опоздания с подачей документов, однако потом Федеральный конституционный суд отменил это решение.
А теперь – о крайне правом представителе политического спектра. Национал-демократическая партия Германии (Nationaldemokratische Partei Deutschlands, NPD) в последние годы существенно теряет свое влияние из-за внутренних конфликтов, угрозы юридического запрета и появления на политической арене менее радикального прямого конкурента – «Альтернативы для Германии».
Если в 1969 году NPD насчитывала 28 000 членов, то сейчас их 3 600. На минувших выборах она получила 0,38% голосов – существенно больше, чем левые радикалы, но все равно слишком мало, чтобы мечтать о представительстве в ландтагах, и тем более — в Бундестаге. Именно поэтому власти пока предпочитают держать NPD в поле своего зрения, а не просто запретить и тем самым загнать в подполье, где контролировать ее будет уже сложнее.

«Фау-3» и другие
После паузы — неучастия в выборах 2017 года — на политическую арену Гамбурга возвращается Piratenpartei, что представляет особый интерес для молодых избирателей, ратующих за технический прогресс и современные технологии. В этом с «пиратами» вполне солидарны и «гуманисты» (Partei der Humanisten), взгляд которых обращен в светлое цифровое будущее.
Борцы за охрану природы (ÖDP и ей подобные) или за права животных (Tierschutzpartei, Die PARTEI, V-Partei³) по-прежнему распыляют свои силы по мелким партиям, занимающим немало строчек в избирательных бюллетенях, но по отдельности очень далеким от пятипроцентного барьера. Для «экологических демократов» из ÖDP логично было бы присоединиться к «зеленым», а защитникам животных объединиться между собой и тем самым привлечь больше сторонников к своему союзу. Но готовности идти на компромиссы пока не наблюдается, так что результаты будущего голосования для этих партий, увы, вполне предсказуемы.
V-Partei³ называется так из-за трех основных тем своей программы – изменения, вегетарианцы, веганы (Veränderung, Vegetarier, Veganer). Еще проще называть ее «Фау-3». Наряду с защитой животных и пропагандой вегетарианства эта партия выступает за гендерное равноправие и за введение безусловного базового дохода. Объединение BGE (Bündnis Grundeinkommen), ставящее реализацию базового дохода своей единственной целью, в предстоящих выборах участия не примет.
Программным слоганом совсем юной партии dieBasis (Basisdemokratische Partei Deutschland) стала первая статья из Основного закона ФРГ: «Достоинство человека неприкосновенно». Члены «базиса» стремятся отстаивать фундаментальные права граждан и сократить злоупотребление властью.
Реформировать статус политического истеблишмента намеревается и BÜNDNIS21, призывая ограничить пребывание на посту двумя сроками, уменьшить число депутатов в Бундестаге и запретить им работу по совместительству. «Партия справедливости» под названием Team Todenhöfer (Die Gerechtigkeitspartei) выступает за то, чтобы запретить финансирование партий за счет крупных пожертвований, отменить церковный налог и отказаться от участия военнослужащих Бундесвера в боевых операциях.
Вместе с тем, партия требует, чтобы Германия принимала поменьше беженцев, но зато лучше с ними обращалась. Ну, а Volt Deutschland – немецкая фракция известной европейской партии – мечтает о том, чтобы сделать старушку-Европу «снова великой».
С полным списком партий и объединений, допущенных к парламентским выборам 26 сентября, можно ознакомиться на сайте Гамбурга (www.hamburg.de).


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!