Хроника пандемии. Быстрые вакцины, медленные лекарства


Текст: Андрей Нелидов

Быстрые вакцины, медленные лекарства
Для тех, кто ценит факты — это произошло утром 26 мая. Данные Института Роберта Коха (RKI) поведали нам, что семидневный кумулятивный показатель заболеваемости в среднем по стране опустился ниже долгожданных пятидесяти пунктов (а у нас в Гамбурге даже ниже тридцати). Спустя два дня Inzidenz провалился еще на десять пунктов. Сразу возникло предощущение победы в этом полуторагодовом пандемийном марафоне. Да, есть чувство облегчения, но для настоящей радости особого повода нет.
Да простят меня читатели за излишний пафос, но ситуация чем-то напоминает конец мая 1945 года — закончилась война в Европе, но это пока не означало завершения Второй мировой. Потому что еще гибли люди на других театрах военных действий. Пандемия предполагает глобальность, и то, что у нас в Германии цифры покатились вниз, никак не влияет на катастрофическое положение в Индии, например. Понятно, что своя рубашка ближе к телу, но до тех пор, пока не стабилизировалась ситуация на всех затронутых ковидом континентах, у нас нет достаточных оснований расслабляться.
Почему? Да хотя бы потому, что пандемия слишком дорого обошлась нам – по состоянию на 1 июня число умерших от коронавирусной инфекции в стране выросло до 88 187. И самое обидное заключается в том, что в палатах интенсивной терапии до сих пор уходят из жизни по двести человек в день.
Если исходить из того, что мы вроде как уже победили, то умереть сейчас – это равносильно тому, чтобы погибнуть после 9 мая 1945 года. Именно поэтому праздновать победу над вирусом рановато не только с фактической точки зрения, но и с моральной. Зато можно подвести некоторые промежуточные итоги нашего с вирусом противостояния.

Быстрые вакцины
Еще недавно на разработку каждой новой вакцины обычно требовалось несколько лет. Однако с профилактическими препаратами против Covid-19 все вышло иначе, и приемлемые результаты были достигнуты в рекордно короткие сроки – менее чем за год. Причем основное время уходило даже не на само создание вакцины, которое измерялось буквально считанными неделями, а на ее клинические исследования. Работа шла практически одновременно в разных странах.
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) насчитала в общей сложности около 240 таких проектов, из которых 26 реализовывались в Германии. Джек-пот сорвала, как известно, компания BioNTech из Майнца, но почему именно она оставила позади более двух десятков соперников? Ведь раньше вообще не имела опыта в разработке вакцин, а занималась лекарствами против рака.
Просто ее наработки с использованием mRNA-технологий оказались уже настолько продвинутыми, что с началом пандемии руководство BioNTech рискнуло поменять приоритеты и сориентировало научный коллектив на создание вакцины в рамках проекта с оправдавшим себя названием Lightspeed («Скорость света»).
BioNTech заключила взаимовыгодный союз с американским концерном-гигантом Pfizer, но даже его глобальные производственные структуры не позволяют обеспечить нас вакциной быстро и в требуемом количестве. Проблемы с поставками по-прежнему остаются, несмотря на обещания и заверения ответственных лиц.
И в этом заключается первый итог полутора лет пандемии – темпы промышленного производства вакцин (пожалуй, впервые в истории) не поспевают за темпами их научной разработки. Мы негодуем по этому поводу, хотя если сравнивать с предыдущими десятилетиями, то к скорости и объемам производства в столь сжатые сроки претензий быть вроде бы не должно. Но – иное время, иная ситуация, иные требования.

Медленные лекарства
Пандемию мы встретили не только без профилактических вакцин, но и без лекарств против коронавируса. Хотя предупредительный «звоночек» для биотехнологов к тому времени прозвучал уже дважды. Ведь с предыдущим вариантом SARS-CoV-2 мы уже встречались: первый SARS-CoV был возбудителем болезни, которую мир помнит под именем «атипичная пневмония».
Она тоже была китайского происхождения, началась в ноябре 2002 года и завершилась примерно через восемь месяцев. Однако ее масштабы по сравнению с нынешней пандемией были микроскопическими: отмечено в общей сложности 8 437 случаев заболевания, из которых 813 завершились летальным исходом. Тогда коронавирус, похоже, только разминался.
Следующее предупреждение он сделал нам десять лет спустя. В 2012 году проявил себя другой его родственничек – ближневосточный респираторный синдром (MERS). Но и после этого в арсенале врачей не появилось препарата против коронавирусов. «Для нас это просто позор, – говорит о фармацевтической промышленности Джей Брэднер (Jay Bradner), президент Института биомедицинских исследований концерна Novartis, – мы могли бы быть лучше подготовлены».
В итоге пандемия застала медицину врасплох – практически с единственным препаратом, который хоть как-то мог ослабить действие коронавируса. Это был ремдесивир, вообще-то изначально предназначенный для борьбы с гепатитом С и вирусом Эбола.
Еще в 2017 году при испытаниях на животных выяснилось, что он имеет некоторый эффект и против коронавирусов. Хотя препарат был слишком дорогим и сложным в производстве, имел много побочных действий, он оказался тем немногим, что было у врачей в начале пандемии. С тех пор ситуация изменилась, но не очень — лекарственный арсенал медиков по-прежнему оставляет желать лучшего. Как правило, используются «косвенные» медикаменты, разработанные для других целей и действующие с разной степенью эффективности.
По состоянию на минувший январь, единственным препаратом, эффективность которого признана ВОЗ, оказался дексаметазон. Для начальной стадии болезни показаны также бамланивимаб и «коктейль» Regn-Cov2, применявшийся при лечении президента США Дональда Трампа (Donald Trump).
Хотя СМИ полны сообщений, что ученые разных стран вот-вот создадут чудотворные целевые препараты против коронавируса, пока с лекарствами дела обстоят хуже, чем с вакцинами. Как оказалось, их разработка требует заметно больше времени, но похоже, что «первые ласточки» действительно уже на подлете.

Пути развития
Сейчас в мире применяется несколько вакцин, основанных на разных принципах. Какие из них надежнее, безопаснее и эффективнее, выяснится только со временем, поскольку раньше у нас просто не было опыта работы с ними. Пока неизвестно, как долго после вакцинации продержится защита от коронавируса, и когда потребуются следующие прививки.
И тут надо иметь в виду, что первые вакцины – не обязательно самые лучшие. Вполне возможно, что действительно лучшие появятся чуть позднее. В конце концов, создатели вакцин продолжают свою работу, чтобы усовершенствовать уже созданное или создать что-то другое, принципиально новое. По данным ВОЗ, сейчас в мире на стадии клинических испытаний находится примерно сотня новых вакцин. Даже если половина из них так и не дойдет до финиша, нам все равно будет из чего выбирать.
Какого рода вакцины еще не сказали своего слова в борьбе с коронавирусом? Во-первых, препараты на основе ДНК. Метод генных вакцин обладает преимуществами, важнейшим из которых является активация обеих ветвей иммунитета: гуморальной (формирование антител) и клеточной. ДНК-вакцины могут применяться как для профилактики, так и для лечения широкого спектра болезней – бактериальных, вирусных, аутоиммунных и онкологических.
К их плюсам относятся также простота и низкая стоимость производства, нетребовательность к условиям хранения. К главным минусам – опасность интеграции чужеродной ДНК в геном клетки, возможное развитие аутоиммунных реакций и неспецифического иммунного ответа. Тем не менее, в США еще в 2005 году были одобрены первые две ДНК-вакцины для ветеринарии, а сейчас проходят клинические испытания сразу несколько препаратов для борьбы с коронавирусом человека.
Другая новинка — американская биотехнологическая компания Vaxart завершила первую фазу клинических испытаний векторной вакцины VXA-CoV2-1, характерными особенностями которой являются твердая форма и область воздействия.
Проще говоря, это не жидкость, а обычные таблетки, высвобождающие действующее вещество не в мышцу, как при уколе, а в слизистую желудочно-кишечного тракта. Этот простой метод вакцинации особенно удобен для детей и для тех взрослых, что по разным причинам стремятся избегать встречи со шприцем.
Столь же гуманна и легка в применении еще одна новинка американских биотехнологов – вакцина компании Altimmune. Назальный препарат под названием AdCOVID задуман в виде спрея и пока прошел только фазу исследования на мышах. Разработчики обещают его высокую эффективность и возможность долгосрочного хранения при комнатных температурах. Чтобы проверить и оценить все эти плюсы, надо просто подождать – тем более что ревакцинацию рано или поздно все равно придется делать.
Какой из этого следует вывод? Да, рынок вакцин стремительно заполняется, но действительно эффективным и удобным препаратам на этом пространстве всегда найдется место. И не исключено, что даже тем, кто уже пришел к финишу в числе первых, придется слегка подвинуться – рынок есть рынок.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!