Евгений Местечкин – наши в Гамбурге

Kultur in Hamburg


Ему все возрасты покорны

Говорят, людям искусства в иммиграции мало что удается. Полным опровержением этого тезиса является гамбургский театральный режиссер Евгений Местечкин.

Он родился во Львове, окончил московский ГИТИС, работал на телевидении и в театре «У Никитских ворот» под руководством Марка Розовского. С 1992 года живет в Гамбурге, где сначала продолжил свою актерскую деятельность в театре Hamburger Kammerspielen, а потом вместе со Штефаном Фишером (Stephan Maria Fischer) основал экспериментальный театр Einfache Bühne («Простая сцена»). Хотя простыми его спектакли уж точно не назовешь…

За плечами режиссера Местечкина – 18 постановок, в том числе «К трем сестрам» по Чехову, «Крокодил» по Достоевскому, «Ромео и Джульетта, Розалинда и я» по Шекспиру, «Буратино» с русским танцовщиком Андреем Рубцовым и многие другие.

Евгений считает, что театр должен идти от актеров, и предоставляет им полную свободу импровизации и поиска. Он работает с русскими и немецкими артистами, с любителями и профессионалами, со взрослыми и детьми. Местечкин вносит свою посильную лепту в интеграцию молодых иммигрантов, в том числе, конечно, и русскоязычных. Он руководит театральным проектом в обществе «Mook wat», где безработные, участвуя в одном из мероприятий по занятости, могут применить свои языковые знания на практике – то есть, на сцене.

Евгений преподает актерское мастерство во многих европейских театральных школах. В том числе и в гамбургском институте Studio of Young Artists, который готовит артистов театра и кино. А в оформлении спектаклей Местечкину обычно помогает жена – радиожурналист и фотограф Юлия Соловьева.

На днях состоялась премьера их новой работы – спектакля «Wie schön du verstehst, deine Füße zu setzen» («Как изящно ты ставишь ножки»). А накануне с режиссером встретилась ваш корреспондент.

Что побудило вас обратиться к теме эротики в преклонном возрасте?
Я посмотрел несколько выпусков телесериала «Секс в большом городе» (Sex and the City) про женщин между 35 и 45. Они ведут интенсивную жизнь, встречаются с мужчинами. И я вдруг подумал: а как себя чувствуют женщины, которые намного старше? И понял, что не знаю, как… Поэтому прекрасно, что я могу делать спектакль и постепенно узнавать, как же обстоит дело с эротикой у людей старше восьмидесяти.

А сложно было «раскрыть» исполнительниц?
Приходилось искать так называемые «пристройки». Мы сначала тихонечко стали говорить об этом. Но все разговоры заканчивались воспоминаниями – что было до войны и после, когда они были молодыми и у них была насыщенная жизнь. Но не это было интересно, это как раз легко можно себе представить. А мне интересно то, как с этим сейчас и как будет потом. Постепенно мы нашли форму, позволяющую об этом разговаривать. Однако в спектакле практически нет обычного текста – того, что мы называем ролью. Зато в нем есть интервью, фотографии, музыка… По сути, это такой мультимедийный минималистский балет.

…Пожилые дамы полны воспоминаний и новых надежд, рассказы о реальных судьбах переплетаются с выдуманными любовными переживаниями. Многих друзей уже с ними нет: прощание было долгим, они остались в одиночестве. Хельге исполнилось 88, ее подруге Зигрид перевалило за 85. И вдруг – пришло время выйти на сцену. Артистки-любители преодолели табу и в спектакле предельно откровенны.

Из монолога Зигрид:
C возрастом ничего не изменилось. У меня есть дочь. Я никогда не была замужем, но друзья у меня были. И я поделюсь с вами историей моей большой любви. Все началось вечером, продолжалось всю ночь и половину следующего дня. Порой мы уставали, но у меня был сварен говяжий бульон. Мы ели его, сидя нагишом на кухне, а потом снова любили друг друга. Потом он говорил, что это было самое волшебное переживание в его жизни. Так считала и я. Но он был женат, поэтому мы расстались. Очень часто в киношных любовных мелодрамах появляется злобная любовница, которая рушит семью. А я не отношусь к такому типу женщин. Мы оба страдали, мне тогда было 42 года, ему – 45. Потом я долго не могла смотреть на других мужчин. Однако двадцать лет спустя мы снова встретились и опять полюбили друг друга. Наше счастье длилось еще десять лет.

На чашку кофе приходит Хельге. Она рассказывает, про свою подружку, фрау Кушке, которая в свои 88 надеется еще встретить счастье и открыто заявляет: «Я непрочь и пофлиртовать! Только мне надо здорового и помоложе, а не «случай по уходу» — я уже достаточно была замужем!».
Сценический ансамбль старушек дополняют две молодые женщины, которые в ходе работы над спектаклем весьма обогатили свой жизненный опыт.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!