Профессор Конотоп – наши в Гамбурге

Wissenschaftler in Hamburg


ОТКРЫТИЯ ПРОФЕССОРА КОНОТОПА, ИЛИ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ

Недавно мне довелось познакомиться с известным исследователем, чьи открытия привели к пересмотру взглядов в области истории музыки, услышать его интереснейшие рассказы…

В центре Гамбурга, недалеко от Музея гамбургской истории, живет Анатолий Викторович Конотоп — человек уникальной профессии. Он — специалист в области музыки Древней и Средневековой Руси, расшифровывает древние музыкальные тексты, переводит их на современный нотный язык. А.Конотоп — профессор, доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств России.

Родом Анатолий Викторович из Харькова, он — выпускник Львовской консерватории. Курс истории русской музыки в консерватории начинался только с XIX века. И желание выяснить истоки русской музыкальной культуры, уяснить связь церковной, фольклорной и классической музыки привело А.Конотопа в аспирантуру Московской консерватории. Для советских времен тема выбрана была уникальная — «Русская церковная музыка». Слушал в московских храмах церковные хоры, изучал записи старинных песнопений, освоил церковнославянский язык.

Свое первое важное открытие А.Конотоп совершил еще аспирантом. Его преподаватель проф. В.В.Протопопов порекомендовал ему заняться поисками сборника древних песнопений Супрасльского монастыря (находится на территории Польши). Сборник под названием «Ирмологий» включал в себя распевы годичного круга церковного богослужения. Монастырские певчие закончили составлять его в 1601 г.

Позже он был перенесен из Супрасльского монастыря в Киево-Печерскую лавру, хранился в ее библиотеке, но бесследно исчез во время разгрома лавры в 1920 г. В.В.Протопопову удалось заразить своего ученика верой в то, что эта ценнейшая рукопись уцелела.

Тот месяц, что молодой аспирант А.Конотоп провел в залах библиотеки АН Украины, он теперь с улыбкой называет “экзекуцией для библиотекарей”. Каждый день библиотечные работники поднимали из хранилищ тяжеленные средневековые книги в толстых переплетах из досок и кожи, а Конотоп просматривал все фолианты страницу за страницей, надеясь отыскать следы Супрасльского сборника.

Теперь он убежден, что тогда его вел промысел: на 20 день непрерывной работы Конотоп увидел заветные слова: «Ирмологий …составлен в святей обители Супрасльской». Сборник церковных песнопений Супрасльского монастыря был найден! Вот так — просто и буднично — была сделана одна из крупнейших находок в изучении древней русской музыки.

Долгие годы А.Конотоп занимается также расшифровкой еще более древних песнопений, записанных особыми знаками – знамёнами, или крюками. В этих записях часто встречается знак, напоминающий букву “Э”. Старообрядцы, исполняя эти песнопения, пропевали здесь гласный звук «Э» и до неузнаваемости искажали текст. Получалось: «Эсвятый Эбоже, Эсвятый Экрепкий» и т.д.

Тридцать лет Анатолий Викторович пытался понять действительное значение этого знака, а озарение пришло в одночасье. Рассматривая греческую миниатюру XIV века с изображением троих певчих , он обратил внимание, что пальцы правой руки руководителя хора сложены в виде буквы Э, а древнегреческая надпись гласила «ison», что переводится как «ровно, непрерывно».

Так стало ясно, что знак “Э” означает пение по византийскому образцу: то есть певчие непрерывно держат звук, а на этом фоне уже звучит основная мелодия.

Раскрытие тайны этого удивительного знака стало переворотом во взглядах на развитие церковного пения на Руси. Если до этого считалось, что в основе эволюционного развития русской профессиональной музыки было одноголосие, то теперь стало ясным, что началось оно с многоголосных распевов.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий с большим уважением относится к творчеству А. Конотопа. По его представлению Анатолий Викторович был удостоен высокого звания «Заслуженный деятель искусств Российской Федерации». Эту награду А.В.Конотоп получил в 2002 году из рук Президента В.В.Путина.

Два года назад А.В.Конотоп переехал в Гамбург. С Германией он был знаком давно, часто бывал здесь и раньше. Ценил богатые традиции немецкой культуры, порядок и стиль жизни, в чем-то Германия была для него страной мечты. Но после переезда оказался в каком-то вакууме, полном тишины и невостребованности. Ушли куда-то бесконечные телефонные звонки, разъезды и репетиционное беспокойство. Казалось, что все, связанное с Россией, здесь никому не нужно. Нужно было узнать Германию ближе, “научиться” жить в ней.

А в один прекрасный день раздался звонок из Музея истории Гамбурга. Работница музея Мария Кляйн, говорящая по-русски, передала просьбу руководителя научного отдела др-ра Р.Вихмана (Dr.R.Wiechmann) перевести со старославянского надпись на серебряном кубке. Обратиться к А.Конотопу музею посоветовал отец Борис, который был тогда настоятелем церкви Св.Иоанна Кронштадтского. Анатолий Викторович с радостью согласился.

Серебряный кубок был действительно хорош: работы известного мастера из Гамбурга Клауса Зюльзема, 82 см. высотой, украшенный витыми цветами. Человек талантливый талантлив, как правило, во всех видах своей деятельности. Оказалось, что А.Конотопу под силу открытия не только в области музыки. Когда он разобрал вязь XVII века, то стало ясно: кубок был получен русским царем в числе посольских даров. Надпись гласила: «…вес 6 фунтов 47 золотников Государю прислал в дарах Датский Кристуанус Король в 7152 году января в 28 день». Это означало, что этот кубок весом около 2,7 кг в 1644 году прислал в дар царю Алексею Михайловичу король Дании Христиан IV (1587-1648 гг.).

Через месяц А. Конотоп посетил Оружейную палату. Главный хранитель Галереи посольских даров, с интересом выслушав рассказ о гамбургском кубке, предложила взглянуть на музейную экспозицию. Осматривая одну из витрин, Конотоп невольно воскликнул: “Да вот почти такой же!” В витрине стоял серебряный кубок, похожий на гамбургский, только повыше и с другими декоративными элементами. Теперь уже заволновалась хранитель: вот так случайно узнать о вещи, которая была в числе проданных за границу в 20-х годах. Директором Оружейной палаты был тогда Д.Д.Иванов. Распродажа музейных экспонатов стала для него таким тяжелым ударом, что в 1924 г. он покончил с собой, завещав в прощальном письме сотрудникам музея искать следы проданных сокровищ московских царей. В собрании гамбургского музея кубок находится также с 1924 г.

Из Москвы в гамбургской музей пришло письмо, в котором отмечается, что «Оружейная палата рада возможности проследить судьбу одного из своих прежних экспонатов и уверена, что кубок нашел себе нового достойного владельца».

Подобные события Конотоп называет «промыслительными»: по промыслу Божьему они подводят нас к новому этапу в жизни. Работа с музеем стала тем событием, которое дало Анатолию Викторовичу возможность почувствовать себя “своим” в Гамбурге. У него сложились дружеские отношения и с Музеем истории Гамбурга, и с общиной церкви Св.Иоанна Кронштадтского, со многими гамбуржцами. Он выступал с докладами в Гамбурге, Берлине, Мюнхене и др. городах. Каждый день Анатолия Викторовича по-прежнему занят работой по расшифровке древних песнопений, подготовке новых записей. Недавно только он работал с хором православного монастыря во Франции, планируется запись с хором женской обители в Гефсиманском Саду (Иерусалим). Исследовательский интерес, ставший второй натурой Анатолия Викторовича, дает ему новую силу и энергию для продолжения поиска.

Текст:Татьяна Борисова


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




1 ответ к “Профессор Конотоп – наши в Гамбурге”

  1. Алим Батршин 20. Окт, 2012 около 08:24

    Прочёл замечательную статью Т. Борисовой о А. Конотопе не отрываясь, не отвлекаясь и наслаждаясь. Нас спаяла консерваторская юность навсегда! Нас объединяла естественная зрелость. Мы склеены музыкальными судьбами. Сейчас мы живём в разных государственных октавах, но на одном и том же нотном стане.
    А. Конотоп — уникальное явление в музыковедении. Его можно назвать музыкально-археологическим разведчиком. Он, благодаря своей целеустремлённости, нырнул
    в сказочную глубину и вынырнул значимым учёным музыкальной Д А Т И Р О В К И древнейшего хорового искусства.
    Могу добавить к его значительным заслугам настойчивая и кропотливая забота о сохранении старинных церковных органов, которых он фактически спас от разрушения и уничтожения тупомозглыми государственными заправилами. Человеческого счастья и многолетнего здоровья. А Л И М.