История и традиции Гамбурга


Гамбургская старина

Наш город довольно стар. Следы далекого прошлого окружают жителей, хотя часто остаются незамеченными. Попробуем найти эти следы в разных сферах городской жизни.

Гамбуржцы всегда бережно хранили свои традиции, и поэтому многие из них дошли до наших дней почти со времен основания города.

Древние строения и особенно надгробные памятники становятся для потомков наиболее верными, наглядными и доступными свидетельствами прошлого, однако в Гамбурге им явно не повезло. Пожары, войны, наводнения, религиозный фанатизм уничтожили почти все архитектурное наследие средневековья. Надгробных памятников тоже почти нет, так как землю под захоронения город сдает в аренду на 25 лет, а в случае неуплаты передает ее другому «арендатору».

Археологические находки и старинные тексты дают богатую информацию ученым. Правда, обычные жители в повседневной жизни с ними не сталкиваются.

Разговорный язык — настоящая историческая сокровищница, для специалистов он может быть более информативным, чем ископаемые остатки.

Есть еще одна своеобразная и немного загадочная сфера, хранящая наследие прошлого. Это дух  города, если хотите, его аура. У нас эта таинственная материя вполне ощутима.

Многие учреждения Гамбурга были первыми в Германии и даже в мире. Это и первая в стране биржа (1583 год), и первый банк (1618 год) и другие институты и организации.

СТАРЕЙШИЕ ГОРОДСКИЕ ТРАДИЦИИ

Мы не имеем дворян, патрициев, рабов и подданных. Все настоящие гамбуржцы имеют один статус – статус гражданина. Мы все граждане. Не больше и не меньше.

  Карл Даниель Курио, писатель,1703 год

«Гамбуржцы ни перед кем не становятся на колени»

Жители нашего города всегда были гордым народом. Со времен Ансгара (Ansgar). Этот крупный деятель своего времени, «апостол Севера», имея резиденцию в Гамбурге, крестил многие народы – викингов, саксов, славян, финнов и даже исландцев. Однако ему пришлось перебраться в Бремен, спасаясь от викингов. Но была еще одна причина его отъезда – гамбуржцы не хотели подчиняться запретам Ансгара и торговали с язычниками.

 

Символическую сцену изобразил на стене актового зала нашей ратуши художник Гуго Фогель (Hugo Vogel): епископ Ансгар благословляет гордо стоящих жителей Гамбурга. Первый вариант картины — с коленопреклоненными перед Ансгаром гражданами — был переписан. «Гамбуржцы ни перед кем не становятся на колени… даже перед Церковью, — таков был аргумент властей города, когда они уже в наше время, в 2003 году, отказались подписать договор между Гамбургом и Церковью. — Они не склонялись ни перед императорами в Вене, ни перед королями».

Ансгар хотел превратить город в «Северный Константинополь». Эта великая идея нашла свое отражение в деятельности нескольких гамбургских епископов. Она чуть не увенчалась успехом, когда при епископе Адальберте (Adalbert) в XI веке Гамбург почти уже стал столицей огромного североевропейского патриархата. Не сложилось, но великая идея не умерла. Она оставалась одним из стимулов, питавших стремление города к самостоятельности и величию. Позже Гамбург превратился в огромный, самый мощный в Империи торговый город – свободный и независимый. Что было также предметом гордости его жителей.

Правило: «встречать только внутри…»

Даже самых высоких гостей наши Сенат и бургомистр встречают не перед ратушей, а внутри нее. Восходит эта традиция к началу XIII века, когда город был под властью датчан. Однажды бургомистр приветствовал датского короля и держал за узду коня, на котором восседало Его Величество. Конь закапризничал и случился казус – бургомистр оказался на земле. После этого и был принят соответствующий акт. Когда в 1895 году Гамбург посетил император Вильгельм II, сенаторы встретили его лишь внутри ратуши, а бургомистр обратился к нему с обращением «наш высокий союзник!». Вильгельм был разъярен. Чтобы как-то загладить дурное впечатление, зал, в котором встретили «высокого союзника», был назван его именем, а на стене повешена доска в память о визите. Однако, чтобы все-таки не очень унижаться, в зал поставили бюсты Бисмарка, Мольтке и Вильгельма I. Правило «встречать только внутри» не относится к некоторым коронованным особам женского пола. Королеву Елизавету II  в 1965 году встречали при входе. Но жены королей, собственно, тоже королевы, должны подняться по лестнице, и только на первом этаже их ждет достойный прием.

«Гамбуржцы не принимают чужие ордена»

Решением городского Совета  1270 года в Гамбурге вместе с правовым кодексом  Ordeelbook был введен запрет на ордена. Это соответствовало духу важнейшей республиканской традиции гражданского равенства: «Над тобой нет господина и под тобой нет холопа». Такой же запрет действовал и в других ганзейских городах, а также в Швейцарии и в Ваймарской республике. Объяснение запрета: «чужими орденами награжденные демонстрируют свое превосходство над согражданами, что недопустимо».

В том же правовом кодексе Гамбурга было запрещено принимать чужие награды (как и дворянские титулы). Жители называли их «собачьей отметиной» («Hundemarken»), потому что они ущемляли «достоинство и гордость республиканской простоты». Однако для денежных наград деловые гамбуржцы делали исключение, так как они других граждан не касались.

В 1840 году турецкий султан наградил известного нашего земляка Карла Зивекинга (Karl Sieveking) знаменитым Нишанифтихар – орденом для иностранцев – за его заслуги при заключении торгового договора. Зивекинг передал награду Сенату, и она в итоге нашла свое место в казначействе (Schatzkammer). Правда, без бриллиантов, которые были выломаны из ордена и проданы, а выручка передана в Cенатскую кассу вдов (Senats-Witwen-Kasse). Решено по-гамбургски – демократично и практично!

Не менее знаменитый гамбуржец — сенатор Густав Годефрой (Gustav Godeffroy) — в 1878 году получил от русского царя орден и вопреки всеобщему возмущению носил его на фраке… пока его не лишили всех должностей, званий и привилегий.

На юбилее кайзера Франца Иосифа I в 1908 году в венском дворце Шёнбрунн императора приветствовала процессия из 11 князей немецких земель, разряженных в пух и прах, увешанных оружием и орденами. На двенадцатом ни оружия, ни орденов – лишь черная накидка и белый воротник жабо. Это был бургомистр Гамбурга Бурхард (Burkhard) – просто гражданин своего города в сенаторской одежде. Сцену с бургомистром в стайке «попугаев» комментирует современный историк Джон Ф. Юнгслауссен (John F. Jungclaussen): «Это было осознанным издевательством маленькой республики, которая столетиями утверждала себя и оставалась свободной в море немецких феодальных владений».

Традиция отказа от наград продержалась многие века, оставаясь моральным принципом сенаторов, членов парламента и судей. Лишь в 1915 году Гамбургом, Бременом и Любеком был учрежден совместный орден – Ганзейский крест (Hanseatenkreuz) за заслуги в Первой мировой войне.

И в наше время ганзеаты редко принимают «чужие» награды. Живое воплощение гамбургских традиций – бывший канцлер Хельмут Шмидт (Helmut Schmidt)– отказался получить Большой Крест Заслуг (Bundesverdienstkreuz) – высокую награду страны. От наград также отказались другие известные люди: менеджер и публицист Ганс-Олаф Хенкель (Hans-Olaf Henkel), ученый, писатель, меценат Ян Филипп Реемтсма (Jan Philipp Reemtsma), актриса Хайди Кабель (Heidi Kabel) и бывший бургомистр Ганс-Ульрих Клозе (Hans-Ulrich Klose).

 

Запрет принимать чужие ордена впервые был введен в 1270 году вместе с первым гамбургским Городским правом Ordeelbook (Urteilbuch) – книгой судебных решений. Его автор – Иордан фон Бойценбург (Jordan von Boizenburg)– скорее всего был родственником главы первой гамбургской городской общины Вирада фон Бойценбурга (Wirad von Boizenburg).

Иордан был выдающейся личностью в масштабах всей Северной Европы. Выпускник первого в Европе университета в Болонье, он разработал «Ordeelbook» — первый гамбургский кодекс  уголовного, гражданского и процессуального права. Разделы морского и корабельного права не имели прототипов и аналогов и поэтому были внесены практически во все правовые кодексы североморских портов, а, например, Рига, полностью переняла гамбургское право. Ordeelbook был на Севере первым кодексом, в котором не просто перечислялись известные приговоры судов. В нем было применено «новшество» из давно забытого прошлого —  систематизация правовых положений по образцам Римского права. Ordeelbook имел колоссальное значение для развития торговли, транспорта, промышленности и общественной жизни Гамбурга и Севера Германии.

 

 

Текст: Юрий Одессер 


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!