Бланкенезе помнит о Холокосте

Павильон памяти в Гамбурге


IMG_3072В середине сентября гамбургский сенатор по вопросам культуры Барбара Киселер (Barbara Kisseler) торжественно открыла павильон памяти о депортированных в годы нацизма еврейских жителях Бланкенезе.  

Деревянное сооружение, больше всего напоминающее садовую беседку, возведено  напротив виллы № 36 по улице Grotiusweg (бывшей Steubenweg). Когда-то этот дом называли еврейским: в 1930 году участок купила жительница Гамбурга Эмми Локай (Emmy Lokay) и устроила в нем что-то вроде тренировочного киббуца, где молодежь училась сельскому труду перед выездом в Палестину. «Еврейский дом» также служил базой детских лагерей отдыха. Для нацистов он был как бельмо на глазу: по их мнению, такая вилла заслуживала других арийских — владельцев. Поэтому начиная с 1938 года ее еврейские обитатели стали постепенно исчезать из Бланкенезе, а их следы терялись в трагической неизвестности. Завершающим аккордом стала в июле 1942 года депортация последних обитателей виллы в концлагерь Терезиенштадт (немецкое  название чешского города Терезин). Имена семнадцати погибших с датами их рождения и смерти увековечены в скромном мемориальном павильоне, вырезанные на брусьях лиственницы – дерева, которому не страшны дожди.

Следует особо отметить, что идея мемориала не была подсказана сверху, а родилась «в народе» – у членов Общества по исследованию истории евреев в Бланкенезе, которые активно участвовали и в финансировании работ по созданию павильона. Проект общей стоимостью более 50 000 евро  поддержали пожертвованиями жители района, часть средств выделило законодательное собрание административного округа Альтона, а Сенат Гамбурга взял на себя постоянные расходы по стрижке газона у мемориала. Но самый крупный взнос внесли нынешние владельцы виллы и земельного участка Ирене и Герд Шульте-Хиллен (Irene, Gerd Schulte-Hillen).

Несколько лет назад они купили дом на улице Grotiusweg, даже не подозревая о его темном прошлом. А когда узнали, повели себя в высшей степени достойно, приняв близко к сердцу трагическую историю своей виллы. Они полностью поддержали инициативу  создания мемориала и помогли средствами, так что на церемонии открытия, будучи фактически в статусе хозяев, оказались в числе самых почетных гостей.

Сооружение, высотой около пяти метров и в основе которого лежит шестигранник, спроектировал архитектор и скульптор Фолькер Ланг (Volker Lang). Деревянный павильон с шестиугольным отверстием в крыше, выполненной  из оцинкованной жести, фактически не имеет стен: они лишь обозначены вертикальными брусьями, поэтому мемориал открыт всем ветрам, что  особо подчеркнуто большими проемами с трех сторон. Это своеобразный символ того, что «Еврейский дом», предоставив своим обитателям частичную крышу, в то же время не мог предложить им никакой защиты. Так объяснил творческий замысел автора председатель Общества по исследованию истории евреев в Бланкенезе Фридеман Хелльвиг (Friedemann Hellwig).

«Эти ужасные события происходили фактически на глазах жителей Бланкенезе и никогда не должны быть преданы забвению», – считает 75-летний профессор. По его данным, в начале 30-х годов здесь жило всего около 150 евреев, большая часть которых эмигрировала еще до войны. Те, у кого такой возможности не было, стали жертвами Холокоста. Впрочем, еще восемь человек, среди которых была 66-летняя Зельма Шюманн (Selma Schümann), сумели избежать концлагерей, но только потому, что выбрали добровольную смерть накануне депортации.

К сожалению, самоубийство в те страшные годы было для евреев довольно распространенным выходом из нацистского капкана. Так поступила, например, поэтесса Ида Демель (Ida Dehmel), супруга известного поэта Рихарда Демеля, в 1933 году исключенная из созданного ею же Союза работников искусств GEDOK только потому, что была еврейкой. Та же судьба постигла известную художницу Альму дель Банко (Alma del Banco), чьи картины были в 1937 году изъяты из Художественного музея. Когда ей принесли повестку о депортации в Терезиенштадт, Альма приняла смертельную дозу морфия. За день до высылки добровольно ушла из жизни писательница и общественный деятель Зофи Янзен (Sophie Jansen). У богатого гамбургского предпринимателя Юлиуса Аша (Julius Asch) нацисты отобрали его виллу на Elbchaussee и довели до того, что в декабре 1939 года он бросился в холодные воды Эльбы.

…В этом году Обществу исследования истории евреев Бланкенезе исполнилось 10 лет. Оно объединяет около 40 энтузиастов, которые в свободное от работы время по крупицам собирают сведенья о жизни района во времена третьего рейха, о судьбах жертв нацистской диктатуры, об истории местных школ и общественных организаций, готовят выставки, доклады и лекции. Каждый год 19 июля, в годовщину последней депортации из «Еврейского дома», Фридеман Хелльвиг и его товарищи проводят траурную акцию на Grotiusweg у виллы под № 36. Благодаря обществу в районе установлены 28 мемориальных «камней преткновения», напоминающих о тех, кто был депортирован и уничтожен только потому, что не был «арийцем».

Кстати, общее число «камней преткновения» в Гамбурге достигло внушительной цифры 4 500, которая уже сама по себе говорит о масштабах репрессий тех лет. Недавно автор этого проекта, кельнский художник Гунтер Демниг (Gunter Demnig), вмонтировал две латунных таблички в тротуар на улице Neuer Wall перед домом № 19. Они напоминают нам о владельцах  универмага «Hirschfeld», у которых нацисты отняли их собственность и дело всей жизни.

Отца, Бенно Хиршфельда (Benno Hirschfeld), сначала посадили в гамбургский концлагерь Фульсбюттель, потом он попал в Аушвиц-Биркенау и в апреле 1945 года погиб в Бухенвальде. На три месяца Бенно пережил своего сына Курта (Kurt Manfred Hirschfeld), который даже не покинул Гамбурга – после относительно «легкого» Фульсбюттеля его перевели в соседний концлагерь Нойенгамме и там убили в январе 1945-го.

Еврейских жителей Гамбурга депортировали не только в Польшу и Чехословакию. В 1941-1942 годах около 2 000 жителей города было выслано в Белоруссию и там расстреляно под Минском. Всего с территории рейха сюда отправили с целью «окончательного решения еврейского вопроса» более 22 000 человек. С учетом жертв из числа местного населения общее число погибших возрастает как минимум втрое. Сейчас на месте гибели тысяч людей растет сосновый лес, и ничто не напоминает о давней трагедии.

Недавно власти Минска выделили 100 гектаров для создания здесь мемориального комплекса, в стротельстве которого предложено участвовать и немецкой стороне. Для этого в пяти крупных городах Германии должны собрать миллион евро. Не останется в стороне и наш Гамбург: в общине церкви Friedenskirche (Альтона) создано инициативное общество,  цель которого — вемерная поддержка минского проекта и сбор пожертвований для него. В ноябре у нас ожидается делегация из Минска, а весной будущего года состоится ответный визит в Белоруссию.

 

 

 

Текст: Константин Раздорский

Фото:  Е. С.


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!