Спор о переименовании улицы в Гамбурге


Одна улица на двоих

Спор о переименовании Hindenburgstraße, похоже, завершился компромиссом. Новое название — Otto-Wels-Straße — получит в итоге лишь часть этой улицы.. Кто же такой этот Отто Вельс, из-за которого намерены «урезать» германского президента времен Веймарской республики? 

Германия и Гамбург не устают разбираться со своим прошлым. На этот раз пришло время второго по счету (и последнего) рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга (Paul von Hindenburg). Недавно партия «зеленых» административного округа Nord выступила с официальным предложением переименовать Hindenburgstraße и заодно вычеркнуть рейхспрезидента из списка почетных жителей Гамбурга, в котором он по-прежнему фигурирует. Главная претензия известна всем: именно Гинденбург на правах главы государства фактически привел к власти Адольфа Гитлера – 30 января 1933 года он объявил его рейхсканцлером, то есть главой правительства.

Инициативу «зеленых» поддержали местные представители SPD и FDP, а вот христианские демократы ее отклонили. Показательно, что к этому предложению скептически отнесся и «красный» городской Сенат, которому, собственно, и придется в итоге принимать решение. Трудность здесь в том, что инициаторы переименования ставят Гинденбурга в один ряд с Гитлером и Герингом, которых в свое время совершенно справедливо вычеркнули из списка почетных жителей Гамбурга и местной топонимики. Не подлежит сомнению тот факт, что генерал-фельдмаршал, воспитанный в монархическом прусском духе, никогда не был демократом. И все же следует признать, что сложная и во многом противоречивая фигура Гинденбурга нуждается в более взвешенном к себе отношении.

Он заслужил уважение немецкого народа задолго до того, как совершил роковую, главную в своей жизни, ошибку. Во время Первой мировой войны Гинденбург ярко проявил себя в роли командующего 8-й армией, успешно проведя Восточно-Прусскую операцию против наступавших русских войск и радикально изменил ситуацию на этом участке фронта. Он стал национальным героем, заслужив почести, которых за сто лет до него удостоился лишь один человек – прусский генерал-фельдмаршал Гебхард фон Блюхер (Gebhard Leberecht von Blücher). Одного этого достаточно, чтобы назвать в его честь улицу –  тем более что военачальников в немецкой топонимике пруд пруди.

Произведенный в генерал-фельдмаршалы, Пауль фон Гинденбург стал главнокомандующим германскими войсками на Восточном фронте. И хотя на этом посту особых лавров не снискал, впоследствии был назначен начальником Генерального штаба. Это высокая должность в военной иерархии, которая также позволяет увековечить его имя на картах немецких городов.

Но Гинденбург на этом не остановился: в 1925 году он стал вторым рейхспрезидентом Веймарской республики. Причем в отличие от первого – социал-демократа Фридриха Эберта (Friedrich Ebert) – был избран на этот пост в результате всенародного голосования. А через семь лет избиратели вновь доверили ему пост главы государства. Гинденбург, кстати, и по сей день остается единственным президентом Германии, которого немцы выбирали без «посредников».

Впрочем, его победа во втором туре выборов 1932 года стала для страны вынужденным компромиссом. Достаточно взглянуть на фамилии внесенных в избирательный бюллетень кандидатов (см. фото). Тогдашнему рейхспрезиденту, деятельностью которого на этом посту далеко не все были довольны, составляли конкуренцию Адольф Гитлер и гамбургский коммунист Эрнст Тельман, чьи тесные связи с Москвой ни для кого не были секретом.

Между Сциллой крайне правых и Харибдой крайне левых престарелый консерватор Гинденбург (ему в то время было уже 84) оказался для избирателей наименьшим из трех возможных зол. Этим объясняется и тот факт, что за убежденного монархиста голосовали партии центра и даже социал-демократы, стремившиеся во что бы то ни стало преградить путь Гитлеру. В итоге рейхспрезидент получил необходимые для победы 53% голосов, за Гитлера голосовали 36,7% избирателей, Тельман получил 10%.

Историки спорят о методах правления Гинденбурга, однако при всех своих больших связях в армейских кругах он был далек того, чтобы привести к власти военных (что было бы, кстати, не худшим вариантом в свете последующих событий). До назначения канцлером Гитлера рейхспрезидент уже сделал две подобные попытки – с Францем фон Папеном (Franz von Papen) и Куртом фон Шляйхером (Kurt von Schleicher). Однако  когда последний предложил распустить рейхстаг, Гинденбург лишил его своей поддержки и обратил взор на Адольфа Гитлера.

Рейхспрезидент весьма скептически относился к «богемскому ефрейтору», однако не мог игнорировать политика, за которого проголосовало более трети немцев. В этой сложной ситуации Гинденбургу не хватило политического чутья. Глава государства старался играть по непривычным для него демократическим правилам и наивно ждал того же от Гитлера. Но тот, придя к власти, тут же начал устанавливать собственные правила игры.

В апреле 1933 года Гинденбург заступился за ветеранов Первой мировой войны еврейского происхождения, которых намеревались уволить по нацистскому проекту закона о государственной службе. Но это была только слабая попытка что-то изменить – рейхспрезидент все больше попадал под влияние гитлеровской камарильи, авторитет главы государства быстро сходил на нет, а после смерти Гинденбурга в 1934 год
Одним из примеров открытого сопротивления нацистскому режиму стала 23 марта 1933 года речь депутата рейхстага, председателя Социал-демократической партии Германии Отто Вельса (Otto Wels). Он аргументированно и страстно выступил против  законопроекта о предоставлении правительству чрезвычайных полномочий, который впоследствии стал главной юридической основой всех бесчеловечных нацистских законов и фактически покончил с Веймарской республикой.у его должность была упразднена – у немцев появился фюрер.

Это выступление было последней свободной речью в рейхстаге, открыто призывавшей к отрицанию идеологии нацизма и сотрудничества с ним. Отто Вельс рисковал: по Германии уже прокатилась первая волна арестов, а в зале находились штурмовики СА. Сознавая грозящую стране опасность, он бросил в лицо нацистам: «У нас можно отнять свободу и жизнь, но не честь». Все 94 депутата от SPD проголосовали против проекта закона, но поскольку депутатов-коммунистов после поджога Рейхстага лишили права голоса, а остальные голосовали «за», закона был принят. Демократии в Германии пришел конец: все рычаги власти оказались в руках правительства Гитлера.

Сегодня в Гамбурге хотят напомнить об этой отчаянной попытке Отто Вельса противостоять коричневой чуме. Спору нет: он безусловно заслуживает, чтобы у нас в городе была улица его имени. Как, впрочем, и Пауль фон Гинденбург. И если по-другому нельзя, пусть будет компромисс – одна улица на двоих.

Текст: Андрей Нелидов


Verfasst von:
Maria Stroiakovskaya




Комментариев пока нет ... Будьте первым, кто оставить свой ответ!